Поиск
 
 

Результаты :
 


Rechercher Расширенный поиск


Лютый друг

Предыдущая тема Следующая тема Перейти вниз

Лютый друг

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 3:51 am

Название Лютый друг
Автор: Terzatium & Cruciatus
Бета: Italy
Размер: миди
Персонажи: Д.Малфой, Г.Поттер, А.Дамблдор, Дурсли, и др.
Рейтинг: G
Пейринг ГП/ДМ (не слеш)
Жанр: Humor
Общий сюжет: Драко приезжает к Гарри летом. Попытка выжать из этой ситуации все возможное
Дисклеймер: нет
Пометки, благодарность: Все принадлежит Дж. Роулинг (кому же еще?)
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Глава 1

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 3:52 am

- Вернон! Что это значит?! – визг Петуньи Дурсль разнесся по всему дому. Гарри, сидевший в своей комнате, осторожно приоткрыл дверь – в семье опекунов явно назрел скандал не связанный с ним.
- Вернон!!! – тетя в данный момент напоминала разъяренную фурию; Гарри, лучший эксперт по ее состояниям, посочувствовал мистеру Дурслю.
- Петунья…я могу все объяснить…понимаешь…сверла…
- Сверла?! – волшебное слово, которое, по мнению дяди, все объясняло, на тетю не подействовало. Они обещали заключить крайне выгодный контракт…
- Ты еще с ними и контракты заключаешь?!
- Дорогая…На огромную сумму. Мы сможем купить Дадли все, что он захочет, - имя сына заставило миссис Дурсль перестать оглушать, как пожарная сирена, всю Прайвет Драйв.
- Это не повод с ними связываться. Ты же знаешь, что это за люди, - сухо ответила она, но снижение уровня громкости ее голоса предало дяде Вернону уверенности:
- Наше финансовое положение сейчас оставляет желать лучшего, но ты же знаешь, как расстроиться Дадлик, если не получит на день рождения все, что просил.
«Да уж,– усмехнулся Гарри, – Дадлик так расстроиться, что камня на камне не оставит от родного дома».
- Но терпеть еще одного мальчишку, - гнев тети превратился в сомнения, а уши юного Поттера - в огромные спутниковые тарелки, улавливающие самый слабый сигнал.
- Всего лишь до конца лета. И потом, никто не утверждает, что он приедет прохлаждаться. А помощники никогда не помешают, например для работы в саду.
- Да, сад… - Петунья начала размышлять вслух. - Я давно хотела там все переделать.
- И дома, – добавил дядя.
- И дома, конечно, тоже полно дел, а этот лентяй Поттер ни с чем не справляется.
- И еще мы сможем пробрести тот великолепный электрический насос, о котором ты мечтаешь.
- А новый голубой сервиз?
- И новый сервиз, и много чего еще. К тому же, все еще раз убедятся в том, насколько ты добра и милосердна.
В разговоре возникла пауза, во время которой миссис Дурсль, по-видимому, пыталась уловить логический смысл сказанного мужем.
- Мало того, что мы несем тяжелый крест в виде нашего племянника, так ты еще согласилась приютить на время его друга, у которого какие-то там проблемы в семье, – подсказал ей Вернон. Это были весомые аргументы. Разрушить их могла только тяжелая артиллерия. Тетя таковой не обладала, поэтому она с мировой скорбью произнесла:
- Я этого не одобряю, но главным образом ради Дадлика…
- О, дорогая, я знал, что ты поймешь, - раздался чавкающий звук – дядя Вернон поцеловал жену.
Петунья вздохнула и, не теряя скорби в голосе, спросила:
- Так когда он приезжает?
- Завтра в четыре часа.

Инцидент был исчерпан, но только не для Гарри, который еще долго просидел, глядя на щель, через которую подслушивал: завтра к нему на все каникулы, начавшиеся всего неделю назад, приедет какой-то его друг. Сомнений быть не могло: лучший друг у него был один - Рон Уизли.

На следующий день, уже ближе к двум часам, Гарри наконец удалось вырваться поработать в сад. До этого с раннего утра с ним проводилась воспитательная беседа на предмет того, как он должен и как не должен себя вести, когда прибудет этот друг. Точнее, беседа велась всего часа три, но потом, когда дядя или тетя натыкались на племянника (а делали они это постоянно), каждый считал своим долгом вновь напомнить нерадивому мальчишке содержание своих требований.
И вот наконец, вооружившись для отвода глаз граблями, юный волшебник занял наблюдательный пост у маленького декоративного заборчика, окаймлявшего лужайку. Прайвет драйв пустовала. Ровно в четыре из-за растущего неподалеку дерева вышли две фигуры. В одной из них Гарри сразу же узнал директора Хогвартса Альбуса Дамблдора, но его спутником был вовсе не младший Уизли. Грабли выпали из рук мальчика на чудные розовые фиалки миссис Дурсль, отправив их тем самым в рай для цветов. Гарри Поттеру предстояло провести лето с самым ненавистным для него ровесником – Драко Малфоем.
Малфой, увидев Гарри, остановился как вкопанный, потом резко развернулся и быстро зашагал в противоположном от дома Дурслей направлении. Видимо, для него происходящее тоже стало «приятным» сюрпризом. Директор, спохватившись, бросился его догонять.

- Мистер Малфой! Куда вы? – голос запыхавшегося пожилого мага звучал уже совсем рядом.
- Подальше отсюда, - не останавливаясь, небрежно бросил Драко.
- Мистер Малфой, - старческая рука легла на плечо, и цепкая хватка заставила остановиться. «Вот и доверяй его дряхлому виду», - подумал юноша.
- Мистер Малфой? Что произошло?
- Ничего, - Драко пожал плечами, пытаясь сбросить вцепившуюся в него кисть – неудачно. – Просто, убедившись в психическом нездоровье работников Министерства, придумавших столь замечательное для меня укрытие, я решил озаботиться вопросом своей безопасности сам.
- Мистер Малфой, – Дамблдору похоже нравилось произносить эту фамилию,- но ведь укрытие действительно замечательное.
- О, да! Жаль, что мне не удастся этого оценить.
- Лучшего вы не найдете. Подумайте сами. Поставьте себя на место тех, кто вас разыскивает… Ведь Драко Малфой в гостях у Гарри Поттера всегда считалось невозможным событием.
Драко задумался и с сожалением признался себе, что по десятибалльной шкале план заслуживал одиннадцать баллов.
- Идемте, - профессор мягко развернул подростка, Драко не сопротивлялся. – Заодно сможете изучить жизнь магглов. Кажется, у вас в школе некоторые проблемы с этим предметом
«Как же иногда раздражает его знание обо всем и обо всех», - пришло в голову Малфою, когда он снова последовал за своим директором.

Только спустя минут пятнадцать пара вновь появилась в поле зрения Гарри. Дамблдор за руку подвел намеренно замедлявшего шаг Драко к лужайке Дурслей и, улыбнувшись своей фирменной, излучающей мудрость улыбкой, сказал:
- Здравствуй, Гарри.
Гарри, еще не отойдя от нервного потрясения, только кивнул.
- Ты уже знаешь, - вновь заговорил волшебник, - что твои опекуны согласились на то, чтобы Драко провел каникулы здесь.
Гарри вновь кивнул, уставившись на Дамблдора взглядом, содержащим немые вопросы: «Какого черта?!» и «А не аппарировать бы вам вместе с ним на…?!»
- Видишь ли, Гарри, – продолжал директор, - обстоятельства сложились так, что Драко отказался служить Волдеморту и вступить в ряды Упивающихся Смертью. Он вынужден был тайно покинуть свое Имение. Конечно, его отец сейчас в ярости. И если он его найдет, то Драко ждет очень суровое наказание. Поэтому Министерство решило спрятать юного мистера Малфоя там, где любому знающему о ваших отношениях никогда не придет в голову искать. В общем, оставшиеся два месяца до школы вам придется провести под одной крышей, - добрый и мягкий тон профессора показался Гарри в тот момент издевательством.
- Теперь я должен пойти поговорить с твоими дядей и тетей, - Дамблдор понял, что мальчик сейчас не в состоянии цензурно отвечать на его реплики, и поспешил ретироваться в дом.
- С каких это пор у тебя мутизм, Поттер?
- Что?! – незнакомое слово, произнесенное с язвительной усмешкой, резануло слух.
- Психическое заболевание: отказ от речи, - снисходительно пояснил Драко, - и похоже, я сейчас совершил прорыв в маггловской и магической медицине, когда заставил тебя заговорить, задав лишь один вопрос.
- Браво! Видимо, передо мной будущий Нобелевский лауреат? – теперь недоумение отразилось на лице слизеринца, но лишь на секунду.
- Ну что ж, в таком случае можешь гордиться тем, что удостоен высокой чести стоять рядом со мной.
- Когда тебе будут вручать премию, не забудь в своей речи выразить благодарность своему отцу: ведь именно он помог тебе сделать это великое открытие, - спародировал подобные выступления Гарри.
- Не сомневайся, - помрачнев, резко ответил Драко.
- Я вижу, вы уже нашли общий язык, - обрадовался вновь появившейся Дамблдор,- вот и славно. Ну, мне пора, все формальности улажены. Да, Гарри, о том, что Драко здесь, никто не должен знать, даже твои лучшие друзья. Пообещай мне, что ты никому не расскажешь.
- Хорошо, профессор, - с неохотой согласился Гарри.
- До свидания, мальчики, - директор опять улыбнулся им и с тихим хлопком аппарировал.


Драко оглядел место, где ему предстояло провести лето.
- Так, Поттер, сарай у вас неплохой. Теперь, может, ты будешь так любезен и покажешь, где собственно, дом?
Ирония застала Гарри врасплох.
- Ты перед ним стоишь, Малфой.
- Ах, это дом! – на лице Драко возникло радостное и светлое удивление. - Ну надо же! Никогда бы не подумал.
Гарри Поттер и представить себе не мог, что в его жизни настанет момент, когда он будет защищать честь семьи Дурслей.
- Если тебе не нравиться, можешь убираться ко всем чертям, – отчеканил он.
Судя по выражению лица, блондин хотел ему ответить что-то насчет чертей, но тут с крыльца послышался рык. Так, во всяком случае, классифицировал про себя этот звук слизеринец.
- Эй, ты! – в дверях стоял дядя Вернон, грозно глядя на Драко. Последнему это не понравилось.
- Это вы мне?
- Тебе. Ты что, такой же слабоумный, как мой племянник, и не понимаешь, когда к тебе обращаются?
- Нет конечно, я же не являюсь вашим родственником, - спокойно пояснил Драко.
Разумеется, Вернон немедленно начал багроветь. Гарри несколько секунд наблюдал за этим так хорошо знакомым ему процессом, а потом решил вмешаться. Не потому, что очень хотел уберечь Малфоя от гнева мистера Дурсля. Просто Гарри знал по опыту, что в итоге у дяди виноватым во всем окажется его непутевый племянник.
- Не обращайте внимания, дядя Вернон. Он просто еще, - что бы такое придумать? - Просто еще в шоке. Его отца пытали у него на глазах.
Краем глаза юноша заметил, что Драко воодушевила подобная перспектива. На губах мелькнула легкая, но, несомненно, счастливая улыбка.
- Видите, - показал Гарри дяде. Это подействовало. Вернон понемногу начал бледнеть.
- Ладно, умник, - буркнул он, - иди в дом. Как тебя зовут?
Поколебавшись, Драко все же решил ответить. В любом случае, он вынужден торчать здесь все лето, значит, хоть иногда разговаривать с этим Хряком (так он окрестил Вернона) придется.
- Драко Малфой, - хмуро сказал подросток. Вернон посмотрел на племянника, очевидно снова ожидая услышать, что новоприбывший не совсем в здравом рассудке, вот и несет всякую околесицу.
- Это его имя, - кивнул Гарри, получая двойное удовольствие от выражения лица дяди и выражения лица Малфоя.


В холле мальчиков уже поджидала тетя Петунья, вооруженная поварешкой. На самом деле это свидетельствовало о том, что на кухне полным ходом идет приготовление обеда. Однако вид у тети был весьма угрожающий - будто она собиралась ударить кого-нибудь в любой момент.
- Вот он! – прорычал Вернон, указывая на Драко. Можно подумать, вместе с ним в дом зашли сто подростков, и определить, кто их новый подопечный, было затруднительно.
- Драко Малфой, - легким кивком поприветствовал женщину юноша. Эти слова тут же превратили выражение лица Петуньи в копию выражения лица супруга, когда он в первый раз услышал, как зовут их гостя.
- Ну и имечко!– проорала, втискиваясь в дверной проем, наглая и толстая рожа. - Просто зашибись! – голос, да и весь внешний вид этой рожи, напомнил слизеринцу Крэбба и Гойла.
- С латинского переводится как Дракон, - назидательно объяснил Драко. Вообще-то он ожидал, что присутствующие сразу осознают свое невежество, почтительно закивают головами и принесут извинения.
- Дракон! Вот умора! – Дадли расхохотался и тем самым сделал своим врагом представителя одной из наиболее древних, богатых уважаемых и так далее чистокровных волшебных семей в Англии.
- Проходите в гостиную, нечего тут толпиться, - наконец-то выдавила из себя Петунья.
Оказавшись в гостиной, Драко начал придирчиво осматривать обстановку.
- Очень мило, - прозвучал в итоге вердикт, тоном, говорящим, что подобной безвкусицы и дешевки Малфой не видел никогда.
- Гарри, отведи его в свою комнату, а потом возвращайся к работе в саду. Обед будет как обычно в шесть, – холодно приказала тетя Петунья. Ей не нравилось, когда издевались над комнатой, в обустройство которой она вложила всю душу.

- Эй, Поттер, - вновь в холле Драко окликнул Гарри. Тот обернулся. В серых глазах блондина плясали чертенята: – Ты не находишь, что под этой крышей собралась отличная компания. Я ненавижу магглов, твои родственники – магов, ты – своих родственников. Похоже, мы повеселимся!
- Похоже, - пробурчал Гарри, стараясь отогнать от себя картины этого «повеселимся», рисовавшиеся в его воображении.
- Кстати, - продолжал Драко, - твоя разлюбезная тетушка хотела сказать «в его комнату», я полагаю?
И тут Гарри решил, что получит от сложившейся ситуации максимум удовольствия:
- Моя разлюбезная тетушка хотела сказать, что вы, мистер Малфой, будете жить со мной в одной комнате. Впрочем, если вас это не устраивает, в доме еще полно места. Кухня, сарай, чердак, и, конечно же, чулан. В чулане, я полагаю, вам особенно понравится.
На протяжении этой, как казалось Гарри, эффектной речи, Драко стоял, сложив руки, и кисло смотрел на него.
- Твои друзья когда-нибудь говорили, что у тебя очень глупые шутки, Поттер? В любом приличном обществе ты не продержался бы и 10 минут.
- Во всяком случае, дольше, чем ты, - огрызнулся Гарри. Пожалуй, от факта пребывания Малфоя на Прайвет драйв получить хоть какое-то моральное удовлетворение невозможно.
- Значит, не говорили, - подытожил блондин. - Я всегда знал, что Грейнджер и Уизли – страшные лгуны и подхалимщики.
- Не смей трогать моих друзей! – моментально вскипел гриффиндорец, - и вообще, что стоишь? Бери свой багаж и шагом марш за мной!
- Слава портит людей, - философски заметил Драко, берясь за свой небольшой чемоданчик из драконьей кожи, оставленный им при входе в дом в прихожей.
Они начали подниматься по небольшой лестнице, ведущей на второй этаж.
- И еще, предупреждаю тебя, - Гарри очень захотелось, не глядя, двинуть кулаком, а лучше ногой, назад, туда, откуда шел ненавистный голос. – Я не знаю, Поттер, какие твои дурные наклонности навели этих магглов на мысль поселить нас в одной комнате, но хочу разъяснить все сразу. Я предпочитаю женский пол. А ваши отношения с Уизли меня не касаются.
- ЧТО?! – Гарри развернулся так резко, что еле удержался на крутых ступеньках. - ЧТО?!!!
Выражение лица Малфоя сразу подсказало ему, что сказанное – вероятно, одна из тех удачных шуток, благодаря которым Драко держится в приличном обществе больше 10 минут. Подавив сиюминутное желание сделать так, чтобы труп гостя нашли, но опознать уже не смогли, Гарри наигранно – разочарованно протянул:
- Великий Мерлин! Малфой, ты только что разрушил самую правдоподобную хогвартскую сплетню о нежной чистокровной любви между тобой и двумя твоими гориллообразными телохранителями.
- Прости, что не оправдал надежд, - равнодушно пожал плечами слизеринец.
Несколько мгновений Гарри подыскивал подходящий ответ, но в голову ничего не приходило. Наконец, гордо развернувшись, он продолжил путь в комнату, откуда слышалось радостное уханье Хедвиг. Драко молча пошел за ним.

- Это твоя кровать, - хмуро бросил Гарри, садясь на свою.
Рассказать Драко, как утром дядя Вернон выволок ее из сарая, где лежало «то, что на забор», как тетя Петунья искала по дому подушку и одеяло «похуже», он еще успеет. Малфой в это время не спешил зайти в комнату. Стоя на пороге, он осматривал низкий потолок, скособоченный шкаф, трещины на полу, маленькое окно, и выражение его лица все больше можно было определить, как «я, конечно, был готов к потрясению, но не настолько». Потом его взгляд скользнул по метле, груде учебников на столе, клетке с совой.
- А я-то думал, Поттер, что кровная вражда с Волдемортом – это твоя самая большая неприятность в жизни.
- До твоего приезда я тоже так думал, - съязвил Гарри. – Что ты стоишь? Распаковывай вещи. Думаешь, я за тебя это буду делать? Кстати, хорошо, что ты не догадался притащить сюда весь свой гардероб. Как видишь, с местом здесь сложно.
- Вещей у меня мало, - Драко, наконец, прошел в комнату и бросил чемоданчик на кровать, - как и подобает истинному джентльмену, если, конечно, это слово тебе о чем-то говорит, Поттер.
Блондин снова огляделся. Хедвиг недовольно нахохлилась. Хозяин успокаивающе взглянул на нее.
- Значит, я – то уж точно истинный джентльмен, - спокойно проговорил Гарри, откидываясь на кровати, - у меня очень мало вещей. Прямо как у тебя, Малфой.
- Только с тем отличием, - небрежно ответил Драко, раскрывая чемоданчик, - что у меня вещей мало, но они все хорошие. А у тебя мало, и они все плохие. В этом суть различий между нами. Я бы даже сказал, суть различий между Гриффиндором и Слизерином.
Гарри лишь хмыкнул на такое высказывание – тоже мне, буржуазия выискалась.
Драко тем временем извлек мантию из черной ткани с серебряной искрой, на лацканах которой красовались две маленькие сверкающие змеи.
- Самое оно для Прайвет драйв, - не упустил случая уже удобно развалившийся на кровати Гарри, - особенно, если не хочешь выделяться.
- А кто тебе сказал, что я не хочу выделяться? – искренне удивился Драко, открывая шкаф. Дверца немилосердно заскрипела.
- Ты же вроде как скрываешься.
- Не думаю, - Малфой перевешивал одежду Гарри, освобождая себе вешалку, - что многочисленные заметки в местной газете о том, как в этой дыре поселился красавец-аристократ, дойдут до моего родителя. Именно на ваш «Замухинский вестник» он подписаться не успел.
Далее Драко достал шикарный серый костюм с отличным галстуком и, к удивлению Гарри, вполне маггловские джинсы, пару рубашек, футболку и довольно невзрачненькие брюки. Заметив выражение лица хозяина комнаты, Драко с раздражением вспомнил, как Северус Снейп долго кричал на него и объяснял, что без обычной одежды ему, собиравшемуся затеряться в мире магглов, делать нечего. На крик профессор Зельеварения перешел после заявления слизеринца, что «такое» он не наденет даже под Империо.
Но тут неприятные воспоминания прервало появление младшего Дурсля.
- Ну, как устроился, Драка, – продолжив издевательство над именем гостя, он захрюкал от удовольствия. - Какой же придурок так тебя назвал?
Глаза Драко превратились в очень нехорошие щелочки, а сам он медленно развернулся к обидчику. Гарри подскочил на кровати. Смутные догадки подсказывали ему, что с таки видом колдуны обычно разворачиваются, чтобы сказать «Авада Кедавра». Только этого не хватало в первый же день.
- Слушай, Дадли… – решил вмешаться гриффиндорец, несмотря даже на то, что это будет выглядеть как защита нежданного гостя.
- Значит, Дадли - растягивая слова, перебив, произнес Малфой с какой-то непередаваемой интонацией. – Очень. Очень. Хорошо. Что ж, спасибо судьбе, мне имя все-таки давал не такой придурок, как тебе.
- Чего?? – на лице кузена Гарри отразилась интенсивная работа мысли, - да, ты! Ты…
У туповатого подростка не было опыта в подобных диалогах, и он уже собрался перейти к более весомым физическим аргументам.
- А ты знаешь, Дадли, - остановил его холодный голос, - что такое заклятье Круциатус?
Это было уже слишком для маленьких мозгов мальчика - маггла, и он вопросительно посмотрел на своего двоюродного брата.
Было просто преступлением не использовать такой момент.
- Наложение заклятия Круциатус, - охотно пояснил Гарри, - вызывает мучительную, непереносимую боль, хуже которой нет ничего в мире. Вряд ли есть на земле кто-нибудь, кто может вынести это больше получаса.
- А сколько продержишься ты, - закончил Драко, - мы можем выяснить прямо сейчас.
Физиономия Дадли выдала причудливый коктейль эмоций, состоящий из панического ужаса, непонимания и злости. В итоге панический ужас победил, и младший Дурсль бросился вниз по лестнице, топая, как слон на параде, и оглашая окрестности воем «Мама! Папа!!!»
- Не думал, что здесь еще и с троллями придется воевать, - невозмутимо заметил Драко, вернувшись к своим вещам.
Гарри покачал головой.
- Ты с ним поосторожнее. Дадли единственный сын дяди Вернона и тети Петуньи. Он, без вопросов, круглый идиот, но родители в нем души не чают. Можно сказать, мой кузен главный в этом доме.
- Знаешь, Поттер, - слизеринец с увлечением занимался помещением своей одежды в шкаф, - исторический опыт показывает, что когда куда-нибудь приходят Малфои, все главные оттуда обычно уходят. В скором времени.
Гарри усмехнулся.
- С Дадли такое вряд ли произойдет.
И тут неожиданно Драко повернулся к нему и дружелюбно улыбнулся.
- Посмотрим, - весело произнес он.
- Гарри Поттер! Немедленно иди сюда! – раздался истерично-гневный крик дяди Вернона. Гарри встал.
- Вот видишь, - кивнул он Драко, тот развел руками. – Ладно, - вздохнул гриффиндорец, - располагайся, ванная дальше по коридору. Думаю, до обеда они тебя не тронут, - и обреченно пошел на встречу к разбушевавшимся родственникам.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Лютый друг

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 3:54 am

Без пятнадцати шесть Гарри вошел в комнату. Драко, мирно лежа на кровати, читал Историю Хогвартса.
- Хвала Мерлину, Поттер, - с преувеличенной радостью воскликнул он, откладывая книгу, - а то я уже начал подозревать, что волшебный мир потерял Мальчика–Который–Выжил, потому что его убили фанатичные магглы. Где ты был?
- Работал в саду, - устало ответил Гарри, у которого уже не осталось сил выдумывать что-то язвительное.
- Гарри, быстро спускайся накрывать на стол! – послышался зов тети.
Драко просто просветлел:
- Накрываешь на стол, работаешь в саду. Великий Гарри Поттер – домашний эльф!!! Отличная новость. В Слизерине ее оценят!
- Заткнись и лучше постарайся не опоздать на обед, иначе останешься голодным. Собственно это я и пришел тебе сказать, – хмуро бросил Гарри и вновь ушел.
«Да!!! – вставая, подумал с недоумением Малфой. – И этот волшебник после такого с ним обращения еще защищает магглов».

Блюда, приготовленные Петуньей, уже стояли на столе, но, когда появился Драко, официального приглашения на обед еще не прозвучало.
- Это что? – сунул он нос в миску с чем-то разноцветным.
- Цветные макароны с кукурузой и крабовыми палочками, - сказал расставляющий стаканы Гарри. – Вообще-то вчера остались макароны и салат. Вот тетя и решила не выбрасывать.
- Какая экономность, но мне не вериться, что это съедобно, - аристократ все еще не мог оторвать подозрительного взгляда от чуда кулинарной сообразительности.
- А что там может быть несъедобного? – удивился привыкший ко всему Поттер.
- Садимся есть, – прервала их спор появившаяся из кухни Петунья.
Обоим ученикам школы Волшебства и Магии за трапезой было положено рекордно маленькое количество еды. У Гарри даже сложилось впечатление, что его мизерный паек был теперь разделен на две части.

- Иди, поставь чай, Гарри, – приказным тоном, доедая четвертый кусок мяса, потребовал дядя Вернон, тем самым возвещая, что принятие пищи подходит к концу.
- И принеси из серванта кекс – тот, что остался с прошлого Рождества, – добавила тетя Петунья. - Он на верхней полке в желтой упаковке, еще не открытый.
- И захвати щипцы для его колки, - не удержался Драко и, увидев злобно уставившиеся на него физиономии родственников Гарри, объяснил:– ведь как-то нам надо будет попытаться оценить успех эксперимента по мумифицированию рождественских кексов.
- Сейчас все сделаю, - остановил начинающуюся ссору гриффиндорец.
- Вы двое после чая будете отмывать всю кухню! – безапелляционно заявила Петунья, поджав губы и глядя на Драко.

- Вот, ты забыл еще вот это, - указал блондин на сковородку, стоящую у плиты. Мывший посуду Гарри кивнул. - И вот там еще что-то грязное. И вон. Какой же ты невнимательный, Поттер.
- Малфой, еще слово, и я окуну твою белобрысую голову в мойку! – не выдержал подросток.
Драко с неприязнью посмотрел на полную грязной воды и мыльной пены раковину.
- Как грубо. А я, между прочим, снизошел до помощи тебе, и вот она благодарность. Кстати, там,– мальчишка указал на потенциальное место пребывания своей головы, - явно что-то засорилось. И вообще, я еще и еще раз убеждаюсь, как отстали от нас магглы. Всего лишь один взмах палочки, и все бы сияло.
- Всего лишь один взмах палочки – и нам пришлют письмо с уведомлением об исключении из Хогвартса.
- Маленькая поправка – не нам, а тебе, причем даже в том случае, если палочкой взмахну я.
- Но почему? – возмутился Гарри.
- Потому что так сложилась жизнь, Поттер. Хочешь убедиться? – Малфой вопросительно взглянул на гриффиндорца, который уже выдумывал, как бы ему так отказаться, чтобы не выглядеть трусом. Но тут Драко неожиданно спросил:
- А это что такое?
Гарри попытался вычленить предмет, заинтересовавший волшебника, и понял, что Драко разглядывает содержимое банки со сладкой кукурузой.
- Кукуруза. Та, что была в большинстве салатов, - пояснил он.
- Но разве там была не свежая?
- Свежая, Малфой? Ты что смеешься? Конечно, консервированная, ну, чтобы она подольше не испортилась. Здесь многие продукты такие. Вот, - Гарри бросил посуду и открыл холодильник, - молоко, различные соусы, рыба … – указывал он на упаковки. - Это достигается каким-то особым способом. Тут написан состав, – он взял еще одну сладкую кукурузу - кукуруза, вода, сахар, соль, натуральные ароматизаторы.
- Прекрати, Поттер, – прервало его шипение, - меня и так сейчас стошнит.
Гарри с удивлением повернулся и увидел, что Драко действительно заметно побледнел.
- Ты что?
- Как-то неприятно узнавать, что ел какую-то дрянь, - с усилием ответил слизеринец.
- Да не дрянь это. Ты же не упал замертво за обедом.
- Может у меня все еще впереди.
- Прекрати, Малфой, – попытался успокоить его Гарри, – мясо и овощи были натуральными. И потом, если мне не изменяет память, в Хогвартсе ты за обе щеки уплетал всякие маринады, а это фактически то же самое.
Установленные параллели помогли представителю древнего магического рода, окончательно взять под контроль свое тело.
- Память тебе изменила – я ничего и никогда не уплетал. Похоже, ты перепутал меня с Уизли. Но я тебе поверю, – Драко вновь покосился на пресловутую банку, – и если я умру здесь от отравления, то в этом будешь виноват только ты.
- Не умрешь, - усмехнулся Гарри, - и в том случае, если тетя будет давать нам замаскированный под еду яд – размеры наших порций окажутся безвредными даже для мыши.

Наконец уборка на кухне была закончена, и мальчики уже собирались пойти наверх, когда внезапно недалеко от дома послышался резкий визг тормозов и яркий свет фар ударил в окна.
- Дружки Дадли приехали, - догадался Гарри, и в подтверждении его сообразительности по лестнице спускался кузен в цветастой желто-зеленой рубашке и ярко оранжевых штанах. Драко, обладавший превосходным вкусом в одежде, с неподдельным ужасом оглядел наряд.
- Пожалуйста, возвращайся не поздно и будь осторожен, дорогой, - поцеловала сына вышедшая из комнаты Петунья.
- Конечно, мама, – кивнул он. Женщина улыбнулась и с умилением на лице вернулась в гостиную.
- Ты действительно собираешься так пойти на улицу? - спросил Малфой, всем своим видом показывая, что правильный ответ «нет».
- Да, - отозвался Дадли, с пыхтением одевая ботинки.
- Тогда сделай милость: постарайся, чтобы никто не увидел, что ты выходишь именно из этого дома.
- Почему?
- Потому что я беспокоюсь о репутации всех остальных проживающих здесь. А она может сильно пострадать, если кто-нибудь из соседей увидит тебя вот в этом, – видимо, у Драко язык не смог повернуться, чтобы назвать брюки и рубашку Дадли одеждой.
Младший Дурсль весь заколыхался от обиды, и, возможно, стычки было бы не избежать, если бы не пронзительный гудок снаружи и громкие призывающие крики: «Ты идешь?!»
- Ну ты дождешься у меня, белобрысый,- злобно бросил Дадли и, открыв дверь, бочком преодолел проем.
- Значит, молодые магглы по ночам в качестве пациентов посещают целителей душевных болезней? - без иронии задал маг вопрос Гарри.
- Нет, ночные клубы, - хмыкнул тот.
- Клубы?
- Ну, такие заведения – там танцы, музыка. Хотя, по правде, я ни в одном не был.
- Видимо, в этом мы с тобой совпали, Поттер, - констатировал Драко.
В холле появился дядя Вернон и недовольно заворчал:
- Нашли место для болтовни. Идите отсюда в свою комнату.
И юные волшебники подчинились.


Оказавшись в своей спальне, Гарри сразу же полез в тайник.
- А ты оказывается запасливый, Поттер, - отметил Драко, когда подросток извлек оттуда почти целый сырный пирог, - что совершенно не характерно для гриффиндорца.
- Вот, бери, - проигнорировав оскорбление всех учеников и выпускников факультета Гриффиндор, Гарри протянул Драко отломленный кусок. Тот взял его и начал внимательно изучать.
- Надеюсь, он не ровесник рождественскому кексу?
- Нет, мне вчера прислали. Чисто магический пирог.
- Тогда сейчас наступает исторический момент, - мгновенно догадался Драко о родине злополучного пирога, - Малфой пробует стряпню Уизли.
И прежде чем Гарри бросился к нему, чтобы отнять, он успел откусить кусочек и остановить защитника чести семейства Рона замечанием:
- Вполне съедобно, можно даже сказать вкусно.
- Ты рискуешь больше ничего не получить, - пригрозил Гарри, возвращаясь на свою кровать.
- Поттер, - Драко очаровательно улыбнулся, - я ведь уже видел место, где ты его прячешь, и что-то мне подсказывает, что новое найти будет крайне затруднительно.
Гарри, насупившись, молчал. Слизеринец с удовлетворением понял, что оппоненту нечем крыть, и вернулся к пирогу.
- Если мои друзья узнают, что ты здесь, - вскоре хмуро заговорил гриффиндорец, - они вообще мне больше никогда ничего не пришлют – будут считать, что я их предал.
- Какая драма! – воскликнул Драко с холодной иронией, - мои… - он помедлил, - друзья, если узнают, что я здесь, скорее всего меня убьют. В прямом смысле.
Возникла пауза. Через несколько секунд Гарри решился ее нарушить:
- Послушай, Малфой. Скажи честно, почему ты отказался служить Волдеморту?
Помрачневший до этого Драко вновь усмехнулся:
- Все просто. Дело в том, что когда нас представили друг другу, меня, скажем так, несколько смутил его новый облик. Ты, если не ошибаюсь, с ним знаком и понимаешь о чем я. Так вот, - складывалось впечатление, что блондин рассказывает вовсе не об одном из самых важных решений в своей жизни, а читает лекцию про издержки взаимоотношений с темными магами, - любой Упивающийся смертью обязан каждый раз при встрече с господином целовать ему руку. Я же всегда выступал за целостность своего организма, которая, несомненно, будет нарушена неспособностью желудка удерживать в себе пищу после одного только прикосновения к этому человеку. Или уже не человеку, - добавил Драко после секунды размышления и взглянул на собеседника.
- Я серьезно, Малфой, - ответил Гарри с видом, что шутку он оценил, но считает ее несколько неуместной, – для меня это важно.
- Ну хорошо, если ты действительно хочешь знать, я скажу тебе, - ирония потухла в серебряных глазах слизеринца, задумавшись, он замолчал, но ненадолго. – Так сложилось, что представители семьи Малфой относились к той категории людей, которые повелевают, и я не собираюсь становиться исключением. А теперь меня заставляют подчиниться старому маразматику! Я не собираюсь выполнять его приказы, даже если они не противоречат моим убеждениям. Если хочешь, я готов убивать, но только тогда, когда сам лично сочту это нужным, не исполняя ни чьей воли, – Малфой с удовлетворением отметил, что собеседник несколько шокирован его последними словами.
- Но Волдеморт может дать тебе власть, возможность владеть миром, - заметил гриффиндорец. Драко лишь покачал головой, как будто перед ним был неразумный ребенок, сказавший очередную глупость.
- Неужели ты не понимаешь, что пока Волдеморт жив, возможность владеть миром будет только у него, и он ею не поделиться даже со своими самыми преданными сторонниками? И потом, меня это не привлекает. Во всяком случае, в таком виде. По сути дела, я собираюсь бороться за то же, что и вы, - за сохранение существовавшего до воскрешения Темного Лорда, миропорядка. Только в это понятие я вкладываю несколько иной смысл. У нашей семьи было все: богатство, положение в обществе. Нас уважали, нами восхищались, нас боялись, мы управляли. Как ни странно, мне это нравилось. К этому я и стремлюсь – иметь возможность исполнить любое свое желание, потянув всего лишь за несколько невидимых ниточек. Моя мечта останется недостижимой, если миром будет править сумасшедший психопат. Он мне просто этого не позволит.
Произнесенная тирада действительно была впечатляющей, но оратор, похоже, не заметил, что на ее протяжении лицо благодарного слушателя принимало все более и более скептическое выражение. Сдерживая сарказм, Гарри сказал:
- Не думаю, что твой отец после вашей ссоры обеспечит тебя средствами.
- Ты плохо меня знаешь, если считаешь, что я не способен всего добиться сам, - самоуверенно ответил Драко.
- В таком случае, - с уже уловимой издевкой проговорил Поттер, - могу ли я попросить тебя об огромном одолжении?
- Одолжении? – удивился Малфой. - Ну хорошо.
И тут уж Гарри вложил в слова весь пафос, на который он только был способен:
- О, великий будущий хозяин мира, позволишь ли ты мне стать одной из тех невидимых ниточек, за которые ты будешь дергать?
- Что? – не понял Драко.
- Нет, нет, только не говори «нет». Я этого не вынесу, - продолжил в том же духе подросток. – Я готов быть даже самой тоненькой ниточкой.
- Внеси заявку, Поттер, в письменном виде, потом я ее рассмотрю, - приняв правила игры, снисходительно-повелевающее проговорил блондин. В ответ гриффиндорец заголосил:
- Спасибо! Спасибо! Ты так добр! Всемогущий Драко!
Малфой фыркнул.
- Ты только что обесценил мои самые радужные перспективы.
- Но мне почему-то совсем не стыдно, – довольный своим спектаклем, Гарри улыбнулся до ушей.

- Вот. Это ваш завтрак, - презрительно произнесла Петунья, указав на два сиротливых йогурта, скромно и одиноко скучавших на громадном пустом столе. – После займетесь уборкой дома. Я еду по магазинам, и чтобы к моему возвращению все сверкало.
- Какой обильный завтрак, - Драко осмотрел стаканчик со всех сторон. – Вспоминая наш вчерашний разговор, я рискну предположить, что это маринованное молоко.
- Сметана, - поправил Гарри. Он уже вскрыл свой йогурт и съел почти половину.
- Во всяком случае…
- Во всяком случае, это все, что у нас есть до ленча.
Драко вздохнул и с видом мученика тоже начал есть.

Позже Гарри вынул из чулана какой-то непонятный для Драко ярко-красный агрегат с длинным шлангом и вручил его новому помощнику.
- Вот, подключи, а я схожу за метелкой для пыли, - и вышел в дверной проем. Драко озадаченно осмотрелся. Была бы у него волшебная палочка или еще лучше - домашний эльф, ему бы такие странные устройства не понадобились.
- Ха-ха! – визгливо засмеялся кто-то. Малфой посмотрел в сторону звука и увидел Дадли, который недавно проснулся. После вчерашней гулянки его рожа казалась еще более оплывшей. – Все волшебники непроходимые тупицы. Что ты разглядываешь пылесос? Никогда не видел что ли?
- Нет, - с достоинством ответил Драко, - в моем доме уборку выполняли слуги.
- Теперь слуга ты, - маггл с удовольствием почесал живот, не замечая, что маг на полном серьезе прикидывал, будет ли шланг достаточно весомым орудием, чтобы нанести юному Дурслю несовместимые с жизнью увечья.
- На первый раз я тебе помогу, - как ни в чем не бывало, снисходительно проговорил Дадли, - вот, - порывшись в кармане, он бросил к ногам Драко мамину шпильку, - засунь это в розетку, тогда все получиться, - и счастливо загоготал от удачной, по его мнению, шутки.
Слизеринец не шелохнулся, лишь медленно ледяным тоном ответил:
- Спасибо, не надо, я ведь не могу наложить на эту вещь стерилизующее заклинание.
- Зачем? – удивился подросток.
- Чтобы убить всех твоих микробов.
- Зачем? – Дадли даже не понял, что его оскорбили.
Драко нехорошо улыбнулся
- Потому что я люблю уничтожать все живое. Все! - его глаза сверкнули холодным пламенем.
- Ненормальный!!! – заорал сын Вернона и Петуньи и умчался на кухню.
- Малфой, - окликнул слизеринца осторожный зов Гарри Поттера, который после бесславного бегства Дадли, прошел в гостиную. Он явно слышал до этого весь диалог. И теперь, остановившись в метре от волшебника, смотрел на него, как на маньяка с ножом, готового броситься, чтобы растерзать всех вокруг. Брови Драко взлетели вверх:
- Мой эффектный выход напугал не только бегемотообразного маггла, но и Великого победителя Волдеморта? Вот уж никак не ожидал!
Но Гарри его не слушал:
- Малфой, - вновь позвал он, сделав несколько шагов вперед, - я очень- очень тебя прошу: пожалуйста, не суй шпильку в розетку. А то кто же мне будет помогать с уборкой?
- Ах, вот ты о чем, – успокаивающе махнул рукой Драко. - Я и не собирался. Я даже не знаю, что такое розетка.
Гриффиндорец подошел, подобрал шпильку и засунул ее в карман.
- Розетка вот, - он воткнул штепсель пылесоса в отверстие в стене. - Кроме таких вот вилок от всяких бытовых приборов: телевизора, магнитофона, утюга туда больше ничего засовывать нельзя. Ударит током.
- Прости, Поттер, но мне все эти названия ничего не говорят, - невинно ответил чистокровный маг.
Гарри удивился:
- Малфой, как ты умудрился сдать маггловедение?
Драко пожал плечами:
- Мне досталась очень хорошая тема сочинения, - «Как магглы мешают жить волшебникам». Я получил высший балл.
- Не сомневаюсь. Но вынужден тебя предупредить, что в сложившейся ситуации этих знаний будет недостаточно. Придется из магической солидарности провести для тебя экскурсию.
- Ну валяй, Поттер!
Ответ был несколько неожиданным для Гарри. На самом деле он ожидал, что Драко пошлет его и все маггловские вещи далеко и надолго, но то ли словосочетание «магическая солидарность», то ли возможность откосить от уборки (а гриффиндорец заподозрил, что именно последнее) побудили слизеринца так легко согласиться.
Гарри бросил метелку на диван и подошел к музыкальному центру.
- Начнем отсюда. Это штука, - сказал он, - чтобы слушать музыку. Вроде «Поющих поганок». Вставляешь или диск или кассету, вот, например, - чтобы ему такое поставить?
Размышляя, мальчик нажал на кнопку. Выехала подставка, в которой оказался, видимо забытый Дадли компакт. «Rammstein» было написано на нем. «Отлично! – Гарри удовлетворенно улыбнулся, - посмотрим, как Малфои относятся к тяжелому року». Кнопка «Play» – и комнату оглушил рев бравых немецких парней.
Драко со скучающим видом подошел к центру.
- И кто же это так надрывается?
- Ну, Рамштайн - гриффиндорец вдруг явно осознал, что знает об этих, да и вообще обо всех маггловских исполнителях, крайне мало, - группа такая, из Германии.
- Надо же! Никогда бы не догадался, учитывая, что они поют на немецком, - ехидно заметил Драко.
- Кажется, они известны тем, - Гарри попытался вспомнить все, что обрывками слышал о новой, записавшей только первый альбом, скандальной команде, - что их обвиняют в национализме, ну то есть, враждебно-презрительном отношении к другим народам и стремлении сохранить чистоту своей расы, – выдохнул он определение.
И в начале не сообразил, почему сказанное вызвало неожиданную вспышку интереса к поющим магглам у волшебника.
- Надо же! Как там их… – воскликнул блондин, уже более внимательно прислушиваясь к музыке, - похоже, эти ребята начинают мне нравиться, особенно их забота о чистокровности германской расы. Какие же методы для этого используют магглы? - спросил он с видом «Я приготовился все запомнить, чтобы потом успешно применять на практике».
Разговор принял совсем не то направление.
- Все, хватит, - юный Поттер остановил проигрыватель. Драко изобразил разочарование, - лучше я покажу тебе телевизор, – отрезал экскурсовод.
Мальчики уселись на диван. Гарри взял пульт.
- Так включаешь, - объяснил он, нажав клавишу, - так переключаешь программы. И смотришь, что тебе понравиться.
- Я понял, Поттер. И способен дальше разобраться сам. Так что ты можешь идти выполнять поручение твоей тетушки, а то до ее прихода осталось немного времени, - Драко сделал повелительно-отпускающий взмах рукой.
Гарри от подобной наглости остолбенел. Тем не менее, времени действительно оставалось мало и на препирательства уж точно не хватало.
- Развлекайся, - бросил Гарри, вставая. Вернувшись к пылесосу, он дал себе слово, что это в последний раз, когда Малфою удалось сбросить всю работу на него.
Наконец, закончив уборку, Гарри вновь зашел в гостиную. Драко, с увлечением биолога препарирующего мышь, смотрел «Золушку» производства Уолта Диснея.
- Пример крайне несовершенного заклятия по трансфигурации, - заметив вошедшего, кивком головы указал он на телевизор, где несчастный принц носился с хрустальной туфелькой. – Не удивлюсь, если фея–крестная этой магглы училась в Хаффлпаффе, – вынес отличник окончательный вердикт.
Гарри подавил смешок, стараясь сохранять политкорректность по отношению к этому дружественному Гриффиндору факультету.
- И по какому принципу это работает, Поттер? – уже полностью повернулся к нему Драко, - что-то вроде нашей связи через камин?
- Нет, аналог нашей связи через камин, скорее телефон, - Гарри указал на аппарат, стоящий на столике в углу, - он звонит, ты берешь трубку и разговариваешь. А телевизор.… В общем, в одном здании стоит камера, она снимает, что там происходит, а потом по проводу с помощью антенны это передается в разные дома.
- Что такое камера? – последовал вполне закономерный вопрос слизеринца.
- Это такой прибор… - так вот и не объяснишь.
Неожиданно Гарри осенило.
- У Дадли было нечто похожее, сейчас принесу, - и подросток заспешил в комнату кузена.
- Вот, - вернувшись, протянул он Драко нечто отдаленно напоминающее магический фотоаппарат, - можно поставить ее на кухне, и, если правильно подключить, тогда здесь на экране можно смотреть что происходит там.
- Значит, - Малфой встал и начал прикидывать, - если эту штуковину поставить в одно помещение, то в другом с помощью этого, - кивок в сторону телевизора, - можно увидеть что творится там, где штуковина.
- Да, - подтвердил Гарри.
- Очень хорошо, - протянул Драко, размышляя, - а если купить несколько таких штуковин, можно контролировать сразу несколько помещений.
- Малфой, - догадался Гарри о посетившей слизеринца идее, - в магическом мире камера работать не будет, там нет электричества.
- Но зато есть магия, - улыбнулся Драко.
Гриффиндорец не успел ничего возразить; он смог лишь поспешно спрятать за спину камеру Дадли, как в комнату вошла Петунья. Командным голосом она отправила учеников Хогвартса принести продукты из машины.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Глава 2

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 3:57 am

Следующий день вновь начался с завтрака в минималистском стиле; потом Вернон уехал на работу, Дадли умчался (если можно к нему применить это слово) по своим делам, а тетя Петунья заявила:
- Так, вы оба. Немедленно в сад. Я хочу, чтобы к обеду все дорожки были чистыми.
Представитель благородного рода Малфоев, уже направившийся наверх в комнату, остановился на пороге столовой.
- Оба? – по замыслу слизеринца тон должен был дать понять миссис Дурсль, что "оба" не будут ничего делать в саду даже под страхом смертной казни.
- Молодой человек, - угрожающе начала Петунья, - мне все равно, что делали с вашим отцом. Вы возьмете метлу и пойдете в сад, а иначе окажетесь в чулане.
Чтобы угроза прозвучала еще внушительнее, эта достойная женщина громко хлопнула дверью.
Через несколько минут Драко появился на крыльце дома в невообразимом, по его мнению, одеянии. Петунья выдала ему очень старую одежду Дадли для работы. Даже несколько лет назад младший Дурсль был в пять раз толще теперешнего младшего Малфоя, поэтому рубашка висела на подростке бесформенным мешком. Сначала, только увидев эти тряпки, Драко решил, что он в жизни их не наденет. Но здравый смысл, всегда выгодно отличавший учеников Слизерина от других факультетов, подсказал, что его собственная одежда от пребывания на свежем воздухе может испачкаться.
- Тебе идет, - сообщил уже вооруженный метлой Гарри.
- Мне все идет в отличие от тебя, Поттер, - отрезал блондин.
Игнорируя поджидающую его у двери метлу, Драко удобно устроился на садовой скамейке и раскрыл книгу, которую извлек из обширного кармана.
- Давай, Поттер, работай, а то от тети попадет.
Но последнее, что собирался делать в этой жизни Гарри, это работать за Малфоя. Он решительно подошел к сидевшему и вырвал книгу из его рук.
- Я не буду ничего делать за двоих. Ты у меня дома и изволь играть по существующим здесь правилам. Вставай и бери метлу.
Драко не шевельнулся. Его брови начали изгибаться в бесконечном презрении.
- Запомни, Поттер, - почти прошипел он, - Малфой ни-ког-да не будет работать на магглов. Ни в твоем доме, ни в чьем-нибудь еще.
- Я думаю, - усмехнулся Гарри, - что пару дней назад, ты бы поклялся, что Малфой никогда не будет жить с магглами под одной крышей. Никогда не будет носить маггловской одежды. Никогда не будет есть то, что приготовлено в доме Уизли. Но, конечно, если речь о твоей шкуре или о твоем удобстве, то принципами можно и пренебречь. Ты Малфой, только когда тебе это выгодно.
При этих словах Драко вскочил. Но сказать, судя по всему, ему было нечего.
- Не слышу очередного образца слизеринского остроумия, - Гарри уже было не остановить, - хочешь, подскажу? "Я не буду выполнять работу прислуги. Как только мой папа узнает об этом…." И правда, интересно, что на все это скажет папа.
Это стало последней каплей. Драко бросился на Гарри, но гриффиндорец оправдал свою репутацию ловца с блестящей реакцией, парировав удар, и спустя мгновение они сцепились прямо на клумбе фиалок, которыми так дорожила тетя Петунья. Возможно, через несколько минут ученики Школы Магии и Волшебства ничего бы не оставили от всего сада, но тут с небес, а точнее с крыльца, раздался визгливо-истерично-разъяренный голос:
- Гарри Поттер и Драко Малфой!!! Вы что вытворяете?!!!!
От того, что миссис Дурсль так легко произнесла имя своего вынужденного гостя, мальчики остановились. И через мгновение их накрыла лавина крика.
- Я так и знала, что из этого не выйдет ничего хорошего! Вы что же думаете, я позволю вам здесь делать все, что угодно?! Если через два часа сад не будет в идеальном состоянии, вы просидите в чулане не только обед, но и ужин, и завтрак, и…. - Петунья захлебнулась в собственном негодовании и удалилась. Дверь была готова слететь с петель.
- Доигрались, - мрачно объявил Гарри.
- О, дьявол, - процедил сквозь зубы Драко, - как же я ненавижу твой чертов дом, твоих чертовых магглов и тебя, Поттер!
Он схватил метлу и принялся яростно махать ей, поднимая пыль столбом по всему участку. Гарри даже не успел приступить к своей работе, как на дорожках не осталось не только мусора, но и песка, которыми они были посыпаны. Все весьма живописно осело на соседних цветниках. А Драко с удивлением обнаружил, что практически избавился от душившего его гнева после таких интенсивных физических нагрузок. Он отставил метлу и сложил руки на груди.
- Я работал за двоих, Поттер, а ты просто бездельничал.
Пока Гарри соображал, что на это следует ответить, внимание слизеринца привлекли несколько девиц, которые с интересом наблюдали за происходящим по ту сторону изгороди.
- Дамы, - Драко улыбнулся со всей галантностью, на которую был способен, - чем мы обязаны вниманием такого цветника, перед которым блекнут все жалкие растения этого скромного парка?
Девицы захихикали. Блондин подошел к ним.
- Гарри, - в его глазах бесенята исполняли головокружительный танец, - почему в своих письмах ты не упомянул, что в этом райском уголке обитают прекрасные нимфы и феи?
Гриффиндорец мог бы назвать две причины. Во-первых, потому, что он никогда не писал Драко писем, а во-вторых, потому что назвать этих литлл-уингингских юных особ женского пола нимфами и феями мог только человек с недюжинным чувством юмора. Но он решил не портить впечатление. В конце концов, все это обещало быть забавным.
- Какой красивый слог, - капризно протянула высокая брюнетка в белой майке и джинсах. - А кто вы такой, и почему мы раньше вас не видели?
Если бы за Драко сейчас наблюдал демон-искуситель, он умер бы от зависти, увидев его улыбку.
- Драко Фицуильям Люциус Томас Чарльз Гарольд Малфой Третий. Можно просто Драко. Кстати, переводится как «дракон». Могу я узнать ваше имя, прекрасная леди?
Все остальные девицы уже смотрели на него с немым восхищением, переходящим в обожание. Брюнетка слегка покраснела.
- Барбара Ричардс.
- Я его запомню, - сладким голосом пообещал Драко, целуя Барбаре руку. А Гарри вспомнил, что по определению Дадли, Барбара Ричардс была "самой крутой из всех клевых девчонок".
- А как вас зовут, очаровательная незнакомка? - тем временем продолжал источать обаяние слизеринец.
- Камилла Джордж, милорд, - захихикала от смущения хорошенькая черноглазая девушка в джинсовом комбинезоне.
На слово "милорд" Драко был склонен реагировать благосклонно.
- Пожалуй, это имя мне будет запомнить еще легче, миледи, - он склонился в элегантном полупоклоне. - А как называют вас, очаровательный эльф?
Гарри дал себе строгий приказ не упасть от смеха на выметенные дорожки. Действительно, пучеглазая, лопоухая, коротко стриженая Эмили Баррет очень походила на домашнего эльфа. Пока слизеринский сердцеед очаровывал оставшихся особ женского пола Прайвет Драйв, "самая крутая из всех клевых девчонок" вспомнила, что является таковой, и потребовала внимания.
- Так почему мы вас раньше здесь не видели? Вы гостите у Дурслей?
- Вы меня не видели, потому что меня здесь не было, - послал ей свою знаменитую улыбку "я знаю, какое белье на тебе сегодня" Драко, - а гощу я здесь у своего маленького друга, - небрежный жест в сторону все еще обнимающего метлу гриффиндорца.
- Но Гарри Поттер вовсе не маленький, - продолжала хихикать Камилла Джордж.
- Я в интеллектуальном плане, - пояснил ей блондин, что вызвало новый приступ веселого хихиканья.
Гарри размышлял, как он отомстит Малфою за только что сказанное. Одной из идей было сообщить тете Петунье, что Драко обожает пропалывать и поливать клумбы, а жестокие родители дома категорически ему это запрещают, и здесь он рассчитывает наверстать упущенное. На крыльце вновь появилась миссис Дурсль. Увидев картину беспечного безделья она открыла было рот, но идеальная чистота дорожек заставила ее закричать:
- Быстро обедать, а то ничего не получите!
Гарри с любопытством посмотрел на Драко, ожидая, как он будет решать дилемму между созданием образа "я крутой парень" и чувством голода, но тот вновь грациозно улыбнулся девицам.
- С тетушкой сегодня лучше не спорить, - почти заговорщицким шепотом произнес "крутой парень", - она с утра не в себе. Тетушка вообще вызывает у нас серьезные опасения, - Гарри мог поклясться, что слышит интонации мадам Помфри, когда ей приносят тяжело больного ученика. – Вообразите, дамы, вчера она кричала, что в нее вселился дух покойной королевы Виктории. Требовала, чтобы мы называли ее "Ваше Величество". Дядя Вернон уже хотел вызвать медиков, но я убедил его, что репутация семьи – прежде всего.
- Я что сказала! – крикнула Петунья.
Драко вздохнул с видом ангела милосердия.
- Дамы, я вынужден удалиться. А если кто-нибудь, - фирменный взгляд "я знаю, как ты выглядишь без белья", - захочет меня увидеть снова, я некоторое время буду доступен по этому адресу.
И Драко Фицуильям и т.д. Третий направился к миссис Дурсль, еще не подозревавшей, что от ее безупречной репутации на Прайвет Драйв остались одни лохмотья.

- По сути дела, - заявил Драко, пока мальчики в комнате переодевались к обеду, - я мог бы переспать с любой из них прямо там. Все они подстилки еще те. Особенно эта Ричардс.
- Что же не переспал? – попытался поддеть его Гарри.
- Я понимаю, Поттер, - невозмутимо отвечал слизеринец, застегивая ослепительно-белую рубашку, - ты очень хотел посмотреть. Узнать, что такое секс в принципе, чтобы в сорок три года, когда ты, наконец, решишься им заняться, не выглядеть уж совсем бледно. Но за подобные уроки я беру отдельную плату.
- Иди ты к черту, Малфой, - сердито пробурчал Гарри.
- Я уже был, там невероятно скучно. Кстати, не находишь, что одна из них страшно похожа на Добби? Если бы я не был уверен, что шестнадцать лет назад он безвылазно сидел в нашем доме, то заподозрил…..
Гарри уже хотел снова возмутиться, но в глазах Драко была такая задорная улыбка, что мальчик не выдержал и расхохотался.
- Ладно, Казанова, пошли. Мы рискуем остаться без обеда.
Драко открыл дверь.
- В любом случае я могу обеспечить себе, а если ты меня будешь долго умолять, то нам, веселое времяпрепровождение. Спору нет, они, конечно, последние магглы, но если выбирать между твоими родственниками и этими девчонками, то я предпочту второе.
- Еще один исторический момент, - торжественно провозгласил Гарри, - наследник рода Малфоев завязывает отношения с маггловскими девушками.
- Поттер, - закатил глаза наследник рода Малфоев, - ты еще безнадежнее, чем я думал, если до сих пор не знаешь разницы между завязыванием отношений и приятным времяпрепровождением.
- О, ну ты, конечно, в этом деле профессионал. Наверняка имел дело со всеми девицами своего Имения.
- Не слишком умное замечание, Поттер, если принять во внимание, что из женщин там только моя мать и домашние эльфы.
Так препираясь, они направились в столовую.

Наступил очередной тихий вечер на Прайвет Драйв. Петунья и Вернон сидели у телевизора, Дадли маялся без дела по комнатам, Гарри писал письмо Рону, а Драко с увлечением подслушивал за происходящим в доме. Наконец, после фразы Петуньи "Сегодня миссис Баррет так странно посмотрела на меня в булочной", Малфой удовлетворенно закрыл дверь комнаты.
- Слава Мерлину! А я уж начал беспокоиться, что наши прекрасные эльфы забыли проболтаться всем в этом унылом городишке о нездоровье тетушки.
- Зря ты это…. – начал Гарри, но тут затренькал колокольчик у входной двери.
Драко проворно вскочил на стол, не заботясь о том, что его подошвы попирают дружеское послание одного гриффиндорца другому, и почти целиком высунулся в окно.
- Отлично, Поттер. Мне как раз начало становиться скучно.
- Кто это?
Тем временем, Дадли открыл дверь. Из гостиной высунули головы родители. На пороге стояла Барбара Ричардс.
- О. Э. Я. Это. Как там. Ты, – это все, что смог сказать младший Дурсль.
- Здравствуйте, - томно поздоровалась Барбара, - привет, Дадли.
- Как. Барбара. Чего. Ух. Это там. Ой, – последовало в ответ. – Ты, это, проходи, - услышала "клевая" первую членораздельную фразу.
Барбара медленно намотала падающий к носу локон на палец.
- Мне нужен друг твоего кузена, Дадли. Позови его, пожалуйста.
- Кто-о-о? – изумленно пробубнил Дадли, при виде Ричардс забывший о том, что у него есть кузен, не говоря уже про его друга.
- Дадли, - нетерпеливо топнула ногой девица, - позови …
- Это ко мне, - раздалось с лестницы.
По ней спускался блистательный слизеринец в черной рубашке, расстегнутой на две, а то и три пуговицы. Сзади шел Гарри, предвкушавший еще не совсем ясно какое развлечение, но определенно нечто грандиозное.
- Драко, - по ее мнению, очень сексуально протянула пришедшая.
- Мисс Ричардс, - в тон ей ответил блондин.
Впервые Гарри имел удовольствие наблюдать, как человек комплекции Малфоя легким движением плеча отодвинул крупногабаритного Дадли от двери. Остановившись на пороге, Драко увидел у живой изгороди дома Дурслей целую стайку юных особ.
- Сегодня чудесный вечер. Быть может, прогулка в нашем обществе покажется вам приятной, мисс Ричардс? – безупречно-светским тоном предложил Малфой, - вы составите нам компанию, мистер Поттер?
Барбара засмеялась, по мысленному отзыву Драко, как Хагрид, случайно зашедший в женскую раздевалку. Дадли рядом сопел, точно оскорбленный паровоз. Галантно предложив девице руку, Малфой спустился с крыльца. Мистер Поттер, в свою очередь, решил, что оставаться наедине с уже озверевшим Дадли ему не очень хочется, и отправился вслед за парой.
Спустя четверть часа слизеринец ораторствовал перед восхищенной женской аудиторией.
Гарри же в одиночестве стоял чуть поодаль, наблюдая, как идет молчаливая борьба за место рядом с Драко. Последний какое-то время получал от этого удовольствие, а затем, устав от визгов и возни под боком, решил заняться благотворительностью. Наклонившись к девушкам, он стал что-то с серьезным видом им втолковывать, постоянно кивая головой в сторону Гарри. После первых же слов гриффиндорец с беспокойством заметил, что находится под прицелом нежно-сладких взоров. Наконец, слизеринец закончил говорить и с удовольствием отметил, что благотворительность удалась как нельзя лучше. Особенно об этом свидетельствовала паника, нарастающая во взгляде юного Поттера.
- Разрешите пройтись с вами до угла, мисс Ричардс, - предложил Драко, при этом послав очередной фирменный взгляд, на этот раз называвшийся "видела бы ты меня в одном белье", и удалился с виснувшей на нем брюнеткой.
Оставшиеся юные прелестницы немедленно облепили Гарри, как мухи банку с вареньем. И если бы не мысль о том, что сейчас он опорочит честь всей мужской части факультета Гриффиндор, Гарри готов был заорать: "Я пойду с тобой, Драко, не оставляй меня!".
Ближе к одиннадцати, когда все девушки заспешили по домам, Гарри и Драко отправились назад в "райскую обитель на Прайвет Драйв".
- Отличный вечерок, Поттер, - заметил Драко, - если бы еще твой вид не напоминал узника Азкабана, окруженного дементорами.
- Сейчас такой вид будет у тебя, - огрызнулся Гарри. В окнах пылали негодованием лица Петуньи, Вернона и Дадли. – Кстати, что ты наговорил про меня девушкам?
- Ничего такого, за что тебе не следует быть мне благодарным, - спокойно ответил Малфой, - я всего лишь поведал, что ты один из самых больших распутников нашей Школы, и им следует остерегаться такого опытного сердцееда.
- Малфой!…. Клянусь честью, я убью тебя!!
- Отдай должное хотя бы моей способности убеждать, Поттер, - Драко остановился, с наигранным возмущением глядя на брюнета. - Поверить, что ты имеешь хоть какое-нибудь представление о поцелуях, может только очень глупый или очень близорукий человек. На твоем лице висит огромный плакат "Я считаю, что детей доставляют на дом совы".
- О, твоя способность убеждать просто завораживает, - ехидно ответил Гарри, - она нам сейчас очень пригодится. Учитывая, что начнется, когда мы вернемся.
- Все под контролем, Мальчик-Который-Выжил-Но-Не-Может-Справиться-С-Родственниками.
Дома, не дав начаться буре негодования, Драко надменно взглянул на Дадли и проронил:
- Я не знаю, что она в тебе нашла, Дурсль. Но прими мои поздравления.
- Чего? – задал свой самый любимый в последнее время вопрос толстяк.
Драко без труда изобразил на лице бесконечное презрение и досаду.
- Ричардс надоела мне своими вопросами о тебе. Пошли, Поттер, и прекрати ржать - ты все испортишь, – последние слова были произнесены прямо в ухо давящемуся от смеха Гарри.
Ученики Хогвартса с достоинством удалились, оставив Дадли осмысливать услышанное, а старшее поколение Дурслей помогать ему в этом нелегком занятии.
- Что ты еще выдумал? - спросил Гарри у немедленно развалившегося на кровати Драко.
- Как стратег ты абсолютно безнадежен, - вздохнул блондин, - я бы даже сказал, патологически безнадежен. Как ты думаешь, мой недалекий товарищ по несчастью, что заставит нас делать завтра эта старая мегера?
Племянник миссис Дурсль не стал оспаривать такой комплимент в адрес своей тетушки и честно предположил:
- Она хотела в саду еще несколько клумб вскопать.
- Вот именно, - назидательно подтвердил Драко.
Но не успел слизеринец объяснить, какое отношение клумбы имеют к его бессовестному обману, как дверь в комнату открылась, и на пороге возник, очевидно, уже все осмысливший Дадли.
- Ты это, слушай, - неуверенно начал он, - ты правда насчет Барбары?
- Я похож на лжеца? – холодным тоном отчеканил Малфой.
У Гарри был свой ответ на этот вопрос, но он решил его пока не озвучивать.
- Нет, - испуганно замотал головой младший Дурсль.
- В таком случае желаю тебе счастья. Однако помни, - на губах Драко промелькнула усмешка, - завоевать девушку не так уж сложно. Труднее удержать. Можешь спросить своего кузена, уж у него-то большой опыт в таких делах.
После этих слов Гарри начал пытаться как-то намекнуть Малфою, что без славы плейбоя по всему Литтл-Уингингу он вполне может обойтись, но это оказалось безрезультатно.
- А чего Гарри с девчонками?..– пораженно выдавил из себя Дадли.
Драко лишь пожал плечами, словно маггл спрашивал, правда ли, что завтра снова встанет солнце.
- И чего теперь мне делать с Барбарой? – почти заискивающе посмотрел на него подросток.
- Ты хочешь, чтобы я помог тебе? – удивленно уточнил слизеринец. - Вряд ли ты на это можешь рассчитывать после приема, который оказал мне в этом доме.
Гарри ожидал, что сейчас в крови кузена возьмет верх природное хамство. Но Дадли был так впечатлен манерой обращения гостя с женским полом, что с готовностью наступил на горло собственной песне.
- Да ладно тебе. Это все шутки были.
Вряд ли чистокровного мага удовлетворило бы такое извинение, но сейчас Драко тоже был готов наступить на горло собственно песне.
- Ну, хорошо, допустим, я готов тебе дать пару советов. Завтра Барбара придет к дому. Было бы неплохо, если бы она увидела в саду тебя. С лопатой.
Гарри отошел в угол, чтобы кузен не заметил приступа истерического смеха, с которым было очень тяжело справиться.
- А чего мне делать в саду с лопатой? – растерянно пробормотал увалень.
- Клумбы делать, - невозмутимо ответил Малфой.
- Ага, нашли дурака, - попытался посопротивляться Дадли.
- Слушай, Дурсль, ты хочешь, чтобы тебе помогли или нет? - с раздражением произнес Драко. - Тебе дают отличный совет, а ты – "нашли дурака". Вот именно нашли…, то есть, я хочу сказать, что это ради твоей же пользы. Представь: ты работаешь, мышцы играют, в каждом движении чувствуется мощь и сила настоящего мужчины. Кстати, надень что-нибудь облегающее. Мышцы должны выпирать. Нет, если, конечно, ты не способен ради девчонки даже на это…..
Судя по выражению лица, Дадли пытался наладить работу своей фантазии, и вскоре довольная улыбка указала на то, что это ему удалось.
- Я способен, – гордо заявил он.
- Я в этом не сомневался, - усмехнулся слизеринец, - иди, подыщи себе что-нибудь подходящее на завтра.
Маггл с грохотом бросился вниз. Драко проводил его недоумевающим взглядом.
- Он даже не поблагодарил меня! – услышал Гарри возмущенный голос.
- Какая невежливость, – поддержал он праведный гнев инструктора по соблазнению, - ты к нему со всей душой, а он!…
И оба мага дали, наконец-то, волю, душившему их хохоту.


Следующий день начался для Петуньи с череды потрясений. Сначала ничто не предвещало беды. Все юное поколение дома на Прайвет Драйв уселось завтракать. Перед Дадли, как обычно, высилась гора свежеиспеченных лепешек, окруженных мисками с вареньем, патокой, сметаной и топленым маслом. Гарри и Драко получили по малюсенькой черствой булочке. Выполнив свой долг, миссис Дурсль ушла на кухню. Ее сын, уже начавший пожирать свою порцию, не упустил случая поразвлечься.
- Обалденный завтрак, Гарри. Смотри, не объешься.
Дадли Дурсль отлично помнил, что с гостем ему нельзя ссориться ни в коем случае, однако на кузена, по его мнению, это правило не распространялось. Гарри, уже давно привыкший к подобного рода издевкам, никак на это не отреагировал, но тут раздался холодный голос Малфоя.
- К твоему сведению, Дурсль, Поттер заботится о своем внешнем виде. И, возможно, потому что он не жрет, как ты, девушки обращают на него внимание.
- Правда? – недоверчиво протянул Дадли, глядя на кузена.
Гарри, уже немного смирившийся с репутацией ловеласа, с достоинством кивнул.
- Стоит Ричардс увидеть эту гору еды, - как бы между прочим проговорил Драко, - она начнет обходить Прайвет Драйв за две мили.
Именно эта сцена стала причиной первого потрясения миссис Дурсль, которая, вернувшись с кухни, обнаружила порцию своего обожаемого отпрыска не съеденной даже наполовину.
- Дадлик! – всплеснула руками любящая мать. - Ты заболел?
Оглушительный рев Дадлика "мама, отстань" явился очевидным доказательством тому, что он прекрасно себя чувствует. Но Петунья не собиралась отступать. Коротко приказав Гарри и Драко "заняться делом в саду", она бросилась к аптечке. Тут-то ее настигло второе потрясение в виде сына, который тоже ринулся в сад с требованием выдать лопату и ему.
- Дадлик, мальчик мой, с тобой все в порядке? – лепетала Петунья, видя, как тот переворачивает пристройку в поисках необходимого инвентаря.
Пока семья Дурслей переживала эту драму, Драко и Гарри с лопатами в руках стояли на садовой дорожке, с интересом наблюдая за происходящим.
- Знаешь, Малфой, - вдруг произнес Гарри, - я никак не ожидал, что ты дашь отпор моему кузену. Мне, признаться, казалось, что тебя забавляет моя жизнь в этом доме.
- Забавляет? – переспросил слизеринец. От его тона Гарри стало не по себе. - Нет, Поттер, меня она бесит, – глаза Драко сверкнули холодным блеском. - Меня бесит, что чистокровный, пусть и в первом поколении, маг, ученик Школы Хогвартс, вынужден пресмыкаться перед этими тупыми маггловскими ублюдками.
В этот момент Гарри стало ясно, что если семейство Дурслей доживет до конца пребывания здесь Драко Малфоя, они с полным правом могут называть себя везунчиками. Он хотел сказать что-то успокаивающее, но тут к ним подскочил Дадли, размахивая лопатой, как дубиной.
- Пошли! – проорал он, полный энтузиазма.
И они направились к месту будущих клумб.

Оказавшись на месте, Драко немедленно заявил, что Дадли следует потренироваться копать землю, во-первых, потому, что он раньше никогда этого не делал, а во-вторых, потому, что работать лопатой так, чтобы выпирали мышцы, – занятие не из простых. После первых же усилий новоявленного садовника стало ясно, что мышцы у Дурсля выпирать не будут, как ни старайся, по причине отсутствия таковых. Но Драко, критически оглядев пыхтящего Дадли, милостиво заметил:
- Задатки есть. Теперь все зависит от твоих усилий. Будем надеяться, что раньше чем через час Ричардс не появиться. Вперед, секс эпил!
Образовалась странная картина: Дадли, усердно рыхлящий землю; Драко, небрежно опирающийся на лопату и дающий указания: "Сильнее взмах! Глубже, глубже копай!" – и Гарри, получавший от всего этого кучу положительных эмоций. Последний сначала тоже взялся было за работу, но слизеринец ему это запретил.
- Да угомонись ты, Поттер! Тут дел еле-еле на тренировки и показательное выступление нашего плейбоя хватит.
- Гарри, не смей прикасаться к работе! – заревел Дадли.
- Конец света, - покачал головой гриффиндорец.
Вероятно, это действительно напоминало пресловутый конец света, а общую картину надвигающегося апокалипсиса дополняла рыдающая в окне Петунья.
Драко оказался прав. Примерно через час посматривающий по сторонам Гарри заметил стройную фигуру "самой классной девчонки Литлл-Уингинга " приближавшуюся к живой изгороди дома на Прайвет Драйв.
- Ой! Чего делать? - перестал трудиться над своей третьей в жизни клумбой Дадли.
- Не останавливайся! – резко бросил ему воспитатель. - Давай! Энергичнее! Сильнее взмах! Мышцы играют! А я пока пойду разведаю обстановку
Дадли еще интенсивнее замахал лопатой.


- Гарри, чего она делает? – примерно минут через десять просопел кузен.
- На тебя смотрит, - честно ответил Гарри.
И это было сущей правдой. Дело в том, что Барбара и в самом деле уставилась на работающего как бульдозер Дадли, в то время как Драко не уставал что-то вдохновенно говорить, маша рукой в его сторону.
- А теперь?
- Смотрит, во все глаза смотрит.
- Парни мне обзавидуются, - через полчаса торжественно пропыхтел Дадли. - Ты, небось, уже готов от зависти сдохнуть?
Он гордо выпрямился и посмотрел в сторону предмета своих воздыханий. Гарри оставалось удивляться, как быстро среагировал на это Драко. Он немедленно отстранился от Барбары, с которой уже практически соприкасался носами, и принял вежливо-почтительный вид.
- Она мне и не нужна, - пожал плечами Гарри, - у меня в школе таких куча.
И пока Дадли приходил в себя от подобного заявления, гриффиндорец с беспокойством размышлял, насколько сильным окажется пагубное воздействие на него Малфоя. Врать, во всяком случае, он его уже научил. Тем временем Дадли снова принялся за демонстрацию отсутствующих у него мускул, а Драко снова принялся расставлять свои сети вокруг Барбары Ричардс. И ровно за минуту, как Дурсль закончил возиться с последней клумбой, блондин распрощался со своей собеседницей.
- Ну, чего? – бросился Дадли к подошедшему.
- О, - Драко повел плечом так изящно, что, присутствуй при этом литтл-уингингские девушки, у них началась бы истерика, - она в восторге от тебя, Дурсль. Еще пара таких мероприятий, и ты можешь быть спокоен.
Ревущий от гордости Дадли понесся в дом. Через окно было видно, как он отбивается от пытавшейся рыдать у него на груди матери. Наконец Дадли удалось стряхнуть ее с себя и скрыться в своей комнате. Спустя мгновение Петунья вылетела на крыльцо.
- Вы!!!! – визжала она так, что стекла выразили готовность покинуть оконные рамы. - Вы заколдовали моего мальчика! Ну это вам даром не пройдет!
- Миссис Дурсль, - ровно произнес Драко, подходя к ней, - вы разве не знаете, что ученикам запрещено применять магию вне Школы?
Петунья, разумеется, об этом знала. Спокойный тон возымел свое действие. Еще какое-то время она тяжело дышала, глядя на невозмутимое лицо подростка.
- В любом случае, - объявила женщина наконец, - обеда вы не получите. Всю работу за вас сделал Дадлик.
- А мы на него и не рассчитывали, - отрезал Драко.
Петунья ошарашено воззрилась на него, а потом скрылась в доме. Проводив ее взглядом, Малфой лишь презрительно хмыкнул.
- А я не так уж был не прав, Поттер. Нервы твоей тетушке точно надо лечить.
Но Гарри не ответил ему, сосредоточенно разглядывая выкопанные Дадли клумбы.
- Что с тобой, Поттер? Тебя так огорчила перспектива остаться без причитающихся нам объедков?
- Драко, - вдруг произнес Гарри, - как у тебя получается оставаться таким спокойным? Я сколько раз давал себе зарок не выходить из себя, не злиться….
- Гарри. – он выделил последнее слово, давая понять, что отметил обращение к нему по имени. – Поверь моему опыту, твоя тетушка – существо, может, и самое противное, но не самое страшное. Если бы мне предложили на выбор две двери, за одной из которых бушуют сто разъяренных миссис Дурсль, а за другой – разъяренные мистер и миссис Малфой, я бы выбрал первое. Не раздумывая.
- Я, наверное, тоже, - нерешительно произнес Гарри, воскрешая в памяти все случаи встреч с родителями Малфоя.
- О да, - кивнул головой Драко, - уж кому-кому, а тебе, Мальчик-Который-Выжил, советую это от души. Однако оставим в покое наших родственников, Поттер, потому как пора обедать. Скажи мне, у магглов существуют места, где продают еду? Или вы все добываете из гробниц и саркофагов? Мне, во всяком случае, вспоминаются исключительно такие вещи, когда я вижу все эти полуфаты….
- Полуфабрикаты, - поправил его собеседник. - Конечно, здесь есть магазины и супермаркеты. А еще кафе, бары….
- Отлично, идем туда. Только отведи меня в какое-нибудь приличное место.
- Но у меня нет денег, - сокрушенно заметил Гарри, - вернее, есть немного, но это на какой-нибудь крайний случай.
- Ну, отсутствие обеда – это, по-моему, крайний случай. Впрочем, тебя это не должно заботить.
И Драко помахал перед его носом внушительной пачкой фунтов.
- Маггловские деньги? Откуда? – удивился гриффиндорец.
- У Снейпа поменял, - усмехнулся блондин, - он как чувствовал, что здесь будут проблемы. Сам предложил. Кстати, рекомендую. Курс у него вполне приличный.
- Вряд ли я когда-нибудь буду менять деньги у Снейпа, - рассмеялся Гарри. - Но, раз ты платишь, то пойдем обедать.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Лютый друг

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 3:57 am

- Слушай, а что ты такое говорил Барбаре, что она все время смотрела на моего кузена? – поинтересовался Гарри у Драко, пока они поглощали жаркое, поданное в одном из местных кафе.
- Да ничего особенного, - но хитрый взгляд блондина свидетельствовал об обратном, - я просто сказал ей о нашем споре на сотню этих, как их …фунтов.
- Каком споре? – удивился мальчик.
- Поттер, - взгляд Драко из просто хитрого стал ужасно хитрым, - ты забыл, как мы поспорили с тобой смогу ли я внушить твоему тупому кузену, что в вашем убогом саду зарыт клад? Кстати, я выиграл.
Гарри лишь покачал головой. Он пытался представить, что начнется, когда все это выяснится.
- Да перестань ты с ума сходить по пустякам, - угадал его мысли Малфой. - После встречи с Волдемортом бояться каких-то тетушек, дядюшек и кузенов. Я готов добиться, Поттер, - Драко отправил в рот очередной кусочек жаркого, - чтобы ты следующие летние каникулы провел в обществе моих родственников. Уверяю, через неделю ты побежишь к дому твоих опекунов прибивать табличку с надписью "Рай". Ладно, не будем о грустном. Лучше скажи, знаток тонкостей мира магглов, почему Ричардс уверена, что мы учимся в какой-то школе святого Брутуса? Что, пока я делал из этой хилой жирной мухи Дадли человека, Хогвартс переименовали?
- О-о-о… - с вилки Гарри упал ломтик жареной картошки. Мальчик прижал руку ко лбу, - извини, я забыл предупредить. Дядя и тетя сказали всем соседям, что я учусь в школе святого Брутуса для неисправимых хулиганов и малолетних преступников. А раз ты мой сокурсник….. Честное слово, у меня вылетело из головы!
Гарри осторожно взглянул на Драко: слизеринец молчал, внимательно разглядывая свой стакан с соком.
- Интересный разговор у нас получился с Ричардс, - медленно проговорил он, не поднимая глаз, - она спросила, как я попал в свою школу. А я ответил, что место моего обучения было известно моим родителям с рождения. Малфои всегда заканчивают именно эту школу. Она уточнила, говорю ли я про школу святого Брутуса, а я, на всякий случай, это подтвердил. С магглами никогда не знаешь, что надо говорить.
- Извини, пожалуйста, - пролепетал Гарри, - мне следовало сказать….
Драко все так же медленно поднял на него глаза и … расхохотался.
- Черт побери, Поттер, школа для малолетних преступников! Представляю, какое лицо было бы у моего родителя, узнай он об этом. Что ж, мы с тобой закоренелые бандиты – это очевидно. Так, если будут спрашивать, я там оказался за совращение сорока трех малолетних девственниц.
- Судя по тому, что ты здесь вытворяешь, ты там оказался за надувательство, - засмеялся успокоившийся Гарри.
- Хорошо, - легко согласился Драко, - за надувательство сорока трех малолетних девственниц с последующим их совращением.
Под конец обеда в кафе вошла Камилла Джордж вместе с подругами. Драко немедленно пригласил всех за столик, познакомился с теми, с кем еще знаком не был. Заказал сока и мороженого. К пяти часам, когда девчонки под рассказы о приключениях в школе святого Брутуса лакомились уже вторыми порциями, вопрос, кто в Литтл-Уингинге является самой популярной фигурой, был попросту нелепым.

- Поттер, что мне делать? – спрашивал блондин, когда они продолжили свой путь на Прайвет Драйв, - сегодня в десять Ричардс зайдет за мной домой, в это же время Джордж будет меня ждать на углу улицы, а Баррет, тоже в десять, хочет встретиться у какой-то таинственной МЭРИИ. Что это вообще такое?
- Мэрия, - Гарри пытался подыскать слова для объяснения, - вот, кстати, и она, - гриффиндорец указал на небольшое здание с двумя белыми колоннами. Около нее немногочисленная группа женщин размахивала транспарантами.
Драко заинтересованно приблизился к горстке митингующих и принялся читать надписи на плакатах.
- "Женщинам равные возможности", "Долой рабство на кухне". Поттер, по-моему, это демонстрация за права домашних эльфов. "Мужчина не должен видеть в женщине только объект для сексуального удовольствия", - глаза слизеринца скользнули по фигуре активистки, держащей транспарант. – В ней-то точно уже никто такой объект не увидит. Мне все ясно, Поттер. Это такие же чокнутые, как и твоя Грэйнджер.
- А вот за это ты можешь и получить, - хмуро предупредил Гарри, - Гермиона вовсе не чокнутая. Просто иногда с домашними эльфами действительно обходятся по-свински.
- Ты как их представитель это заявляешь?
И они отправились дальше домой.
За дверью их, естественно, поджидала разгневанная Петунья и еще более разгневанный Вернон.
- Вы где шлялись?! – оглушили учеников Школы Хогвартс сразу два голоса.
- Участвовали в демонстрации по защите прав женщин, - тут же ответил Драко.
Он подошел к Вернону и грозно взглянул на толстяка.
- Долой рабство кухни! Женщины тоже имеют право продавать сверла! Или вы из тех мужчин, кто видит в них только объект для сексуального удовольствия?!
В положение, когда им было нечего сказать, мистер и миссис Дурсль за эту неделю попадали чаще, чем за всю свою предыдущую жизнь.
Юные маги удалились в комнату, так и не услышав мнения мистера Дурсля о правах женщинах. Вернон же решил, что с него хватит. Как только мальчики закрыли за собой дверь, он повернул в замке ключ.
- У меня бред от отравления жизнью магглов или нас заперли? – Драко подергал ручку.
- Этого я и боялся, - вздохнув, Гарри присел на стол, - спасибо дяде Вернону, что он не закрыл нас в чулане.
- Раз ты настаиваешь, Поттер…
Малфой распахнул окно и громко завопил:
- Спасибо дяде Вернону, что он не запер нас в чулане!!!
- Прекрати! – Гарри рывком отшвырнул его от окна, - ты что, смерти моей хочешь, в самом деле?!
- Благодарю, Поттер, что подсказал, как с тобой покончить. Избавил меня от мучений придумывать, как прославиться. А твой дядя избавил меня от необходимости выбирать, с кем пойти сегодня на свидание.
Время потекло вяло. Гарри в сотый раз перелистывал "Пособие по уходу за метлой", Драко с увлечением читал "Историю Хогвартса". Тишину разрезал звонок, прозвучавший у входной двери.
- Так-так, - взгляд Драко скользнул к стоявшему на столе будильнику, - а вот и Ричардс.
Он подошел к окну.
- Смотри, Поттер. Там Джордж, Баррет и остальные нимфы Прайвет Драйв. Скольких девушек сегодня сделает несчастными мистер Дурсль.! Даже Снейпу до него далеко.
В этот момент за дверью раздался чей-то громкий шорох и вздохи.
- Эй, - громко прошептало что-то в замочную скважину, - это я.
- "Я" – это кто? – немедленно отреагировал Малфой, - добрый гном дома Дурслей?
- Дадли, - не сразу ответила замочная скважина.
Гарри пытался представить, как может выглядеть добрый гном дома Дурслей. По всем статьям существо выходило довольно мерзкое.
- Драко, там это. Барбара пришла. Тебя спрашивает.
- И твой папочка послал тебя ко мне, чтобы я придумал, что ей соврать? – продолжал издеваться Драко. - Да он просто садист-извращенец, - добавил он на ухо Гарри.
Скважина продолжала неутомимо вздыхать.
- Ты у нас камином поработать хочешь, Дурсль? – не выдержал Драко. - Что ты все дышишь нам в комнату?
- Может, мне это, ее на свидание пригласить? – неуверенно предложила скважина. - Ведь я ей нравлюсь.
После этого заявления слизеринец долго и беззвучно фыркал.
- Ни в коем случае, - ответил он абсолютно серьезным тоном, - она с тобой не пойдет. Она стесняется.
- Что же делать, Драко? Может, ты ее бы уговорил? А я тебе что-нибудь подарю, - прохныкал Дадли.
- Гонорар мы обсудим позже, - заверил его блондин. - Но все это – пустые разговоры. Я сегодня никуда не пойду. И Ричардс так и не решится сделать шаг тебе навстречу.
Последняя фраза прозвучала почти трагично. Во всяком случае, скважина тихо застонала.
А Гарри заметил, как глаза слизеринца загораются дьявольским огнем.
- Малфой, - почти упрашивающе прошептал он.
Но разве можно было погасить это бушевавшее пламя?
Дав Дадли указание подтащить со двора к окну лестницу, Драко проворно бросился к шкафу и извлек из нее свою мантию с серебряными змейками.
- Вечер обещает стать незабываемым, - объявил он. - Что ты стоишь, Поттер? Собирайся. Или хочешь наслаждаться видом этой уютной комнаты, пока я приятно провожу время?
- Не дождешься, - отрезал мальчик, - а я собственно уже готов.
Взгляд Малфоя морально уничтожил поношенные брюки и огромный старый свитер.
- Ты будешь слишком выгодно оттенять меня, Поттер. Не исключены обмороки, судорожные приступы и даже кома.
Он сосредоточенно помолчал, глядя на Гарри, и принял решение.
- Ну, ладно. Хотя это против моих принципов, - блондин снова распахнул шкаф и щедрым жестом швырнул на кровать свой шикарный серый костюм. – Одевай.
- С какой стати? - воспротивился тот. - Не буду я рядиться в твои вещи.
Драко с вздохом закатил глаза к небу.
- Сказать тебе правду, представитель факультета Гриффиндор? В этой одежде ты похож на Снейпа, которого выгнали из Хогвартса за разврат, и он никак не может найти себе место.
Этот образ так потряс представителя факультета Гриффиндор, что он неуверенно приблизился к костюму.
- Он мне не идет, - сделал Гарри последнюю попытку.
- Это ты ему не идешь. Он же молчит, - отрезал Драко, тщательно расчесывая свои светлые волосы.
Крыть было нечем. Гарри с вздохом втиснулся в узкий пиджак.
- Потом постираешь, - предупредил хозяин костюма.
Не обращая внимания на ответ "еще чего", он подскочил к окну и махнул рукой поджидавшему внизу Дадли. Тот долго пыхтел вместе с лестницей, пытаясь сделать ее поустойчивее. Наконец Драко заявил, что ему плевать - пусть он свернет себе шею, но видеть, как Дурсль пытается изнасиловать этот невинный инвентарь, больше нет никаких сил. И они спустились вниз.
Дадли немедленно сожрал глазами родовую мантию Малфоев.
- Вот это да…. А ты мне дашь поносить? – он попытался дотронуться до черной ткани, но Драко ловко увернулся.
- Вряд ли ты в нее поместишься, дитя литтл-уингингской природы. Времени нет, лезь в комнату.
- Зачем? – в один голос воскликнули Гарри и Дадли.
Блондин бросил на Поттера уничтожающий взгляд и повернулся к его кузену.
- Ты сейчас поднимешься к нам, погасишь свет, ляжешь на кровать Гарри. На кровать Гарри, не на мою. Запомни это, пожалуйста. Если твой родитель откроет дверь, ты промычишь что-нибудь в ответ и сделаешь вид, что мы спим. За это я постараюсь сегодня склонить Ричардс к свиданию. Тебе записать или ты запомнишь?
Гарри снова попытался открыть рот, но внушительный пинок в бок заставил его передумать. На лице Дадли начало проступать неудовольствие.
- А сколько мне там сидеть?
- Сколько надо. Ради Барбары посидишь. Кстати, - Малфой приблизился к Дурслю и медленно проговорил, - запомни, что на ВСЕ наши вещи, особенно имеющие отношение к учебе, наложено заклинание. Если до него дотронется посторонний, то…. Заклятие Круциатус помнишь? Мы тебе рассказывали.
Толстяк в ужасе закивал.
- Тогда вперед! Тебя ждет тихий вечер с размышлениями о сущности бытия. Обреченно вздохнув, Дадли начал карабкаться вверх. Драко и Гарри в порыве гуманизма придерживали лестницу.
- Слушай, Драка, - Дадли замер на очередной ступеньке, - а ты откуда взял такой костюм?
- Сначала научись мое имя правильно произносить, - немедленно ответил слизеринец. - Дурсль, ты рассвет встречать собрался на этой высоте?

- Мысль о том, что этот жирный мотылек просидит в запертой комнате несколько часов, греет мне душу, - провозгласил Драко на пути к феям Прайвет Драйв.
И его спутник охотно кивнул.

Восторги женского сообщества относительно внешнего вида кавалеров превзошли все ожидания.
- Откуда это у тебя, Драко? – очень чувственно, по ее мнению, поинтересовалась Барбара Ричардс.
- Это форма школы святого Брутуса, - успел первым Поттер, - Драко специально надел, чтобы вам показать.
Выразительный взгляд дал понять гриффиндорцу, что Малфои не любят, когда мантии с их родовым гербом называют формой заведения для малолетних преступников.
- А Гарри и без нее красивый, - привычно захихикала Камилла Джордж.
Драко это явно не понравилось, а Гарри пришел к выводу, что общество литтл-уингингских девушек не такое уж и неприятное.
Вечер, а за ним и полночи прокатились также славно, как и начались. Драко развлекал общество историями из жизни школы святого Брутуса, а также давал советы, как туда попасть. Когда новый день уже отсчитал своих законных три часа, они наконец-то расстались с толпой поклонниц.
В комнате магов Дадли мирно храпел на постели кузена.
- Видела бы сейчас Барбара эту рожу, - проговорил перелезающий через подоконник Драко.
Не мудрствуя лукаво он взял со стола стакан воды и вылил его прямо на физиономию будущему покорителю сердца самой крутой девчонки Литтл-Уингинга. Дадли нехотя раскрыл глаза.
Малфой коварно усмехнулся.
- Она согласна встретиться с тобой, Дурсль. У цветочного магазина, завтра в одиннадцать. Ты мой должник. Завтра ты мне заплатишь. А теперь иди. Я утомлен.
И он указал повелительным жестом на окно.

- Ты не поедешь с нами по магазинам? – расстроено воскликнула Петунья. – Дадлик, а я как раз решилась купить тебе те странные брюки, которые ты так хотел.
На лице ее упитанного сына отразилось неимоверное страдание. Он уже и так отказался от удовольствия проехаться с родителями в Лондон, поесть мороженого, а если повезет, то и выпить пива. Казалось бы, что мешает насладиться этим счастьем? Но рано утром, когда дядя Вернон выпустил магов на свободу, Драко бесцеремонно вошел в комнату Дадли и снова применил вчерашний способ пробуждения: опрокинул на маггла заботливо приготовленный Петуньей сок. Пока Дадли вспоминал, на каком свете он находится, и соображал, почему на этом свете так мокро и неуютно, Драко изложил свое первое требование. Дурсль - младший не поедет со своими родителями по магазинам в это чудесное воскресное утро, а останется дома. А если вздумает отлынивать, слизеринец найдет способ рассказать прекрасной даме про воздыхателя что-нибудь такое, после чего она эмигрирует в другую страну, лишь бы с ним не встречаться.
За недолгое время пребывания здесь Драко, Дадли успел узнать его настолько, чтобы не сомневаться, что маг свою угрозу выполнит. И скрепя сердце он сообщил уже одетой в выходное платье матери о своем нежелании принимать участие в покупках. А тут выяснилось, что родители решились наконец-то уступить двухнедельному нытью их обожаемого сыночка и приобрести штаны по последней моде Прайвет Драйв. Значит, новомодных брюк, по крайней мере сегодня, Дадли не видать. Он уже начал колебаться, но тут на лестнице, к которой Петунья стояла спиной, возник Драко с выражением лица полицейского, взимающего штраф.
- Я не знаю, мама, ехать или нет, - протянул Дадли, жалобно глядя на своего кредитора.
Драко сурово покачал головой.
- Я, наверное, не поеду, - вздохнул печальный маггл. - Меня ребята ждут.
Малфой с удовлетворением кивнул.
- Ну, хорошо, - Петунья готова была разрыдаться, - что тебе привести?
Из полицейского Драко немедленно превратился в конфискатора имущества и поманил должника к себе.
- Попросишь пирожных, - повелительно сказал блондин, когда Дадли закрыл за собой дверь, - и…. Поттер, что нам еще нужно? Пирожные – самые дорогие, со свежими фруктами. Мне надоело поглощать в этом доме всякую дрянь.
- А я бы не отказался от Кока-Колы, - подал голос гриффиндорец
Драко не стал при Дадли демонстрировать свое незнание мира магглов и кивнул:
- Пирожных и Кока-Колы. Шагай.
Затем они и сами спустились вниз, чтобы выслушать от Петуньи и Вернона массу неприятных слов, а также приказ вымыть все полы в доме.
- Не волнуйтесь, мистер и миссис Дурсль, - проникновенно пообещал гость, - дом будет сверкать, как стеклышко.
Гарри с изумлением воззрился на Драко.
- Ты полюбил убираться, Малфой? – полюбопытствовал Гарри, когда они остались одни. В дверях маячил кузен.
- Я – нет. Просто знаю одного господина, который с удовольствием возьмется за уборку.
Дадли осознал, что ему светит перспектива мытья полов, и попробовал взбунтоваться.
- Хорошо, - неожиданно легко согласился слизеринец, - в таком случае я немедленно отправляюсь на Прайвет драйв, 24. Это, кажется, адрес одной небезызвестной нам всем особы, и скажу, что… – Драко наморщил лоб, - что Дадли Дурсль на самом деле предпочитает людей своего пола и пытался приставать к…. – взгляд упал на Гарри, - своему двоюродному брату.
- Не смей! – в один голос воскликнули Дадли и Гарри.
- Поттер, будешь вмешиваться - добавлю, что тебе это понравилось. Или, может, рассказать Барбаре, что Дадли Дурсль по причине тяжелой болезни в раннем детстве подвергся принудительной стерилизации? Или и то, и другое?
Следствием этого разговора стал Дадли, уныло трущий шваброй полы. Чтобы окончательно простимулировать свою жертву, Драко великодушно пообещал вечером прочесть небольшую лекцию на тему: "Женщины, их привычки и способы дрессировки или Как себя вести на первом свидании".
- Малфой, ты меня удивил, - признал Гарри.
- Легко удивляешься, Поттер. Странно для человека с такой бурной биографией, как у тебя. И чем же, позволь узнать?
- Убираться пришлось бы мне, а ты использовал обязательство Дадли, чтобы облегчить мою жизнь. Спасибо.
Драко, положивший ноги на журнальный столик и вполне умело щелкающий пультом телевизора, небрежно ответил:
- Во-первых, я не облегчал жизнь тебе, я усложнял ее этому недоумку. Во-вторых, я облегчал свое существование, потому что пока бы ты мыл полы, то неустанно терзал мой разум нытьем, что делаешь один работу за двоих.
- Я подозреваю, что от этих слов твоя совесть не пробудилась бы, - заметил Гарри.
- Я просто не люблю, когда ноют над ухом, - парировал Драко. - И в третьих, это чисто исследовательский интерес. Первый раз в жизни ты бездельничаешь, пока твой кузен надрывается. Опиши свои ощущения. Я их законспектирую.
Разговоры были прерваны появлением Дадли, заявившим, что лично он полы уже вымыл и теперь собирается смотреть телевизор. Драко по своей чистокровномагической привычке словам магглов особенно не доверял и послал Гарри с инспекцией. В итоге Дадли отправили перемывать. Впрочем, по возвращении Петунья осталась недовольна полами, несмотря на очень страстную речь Драко о том, как они с Гарри до вечера только тем и занимались, что оттирали дом.
Около десяти младший Дурсль постучал в дверь, за которой двое магов играли в его старые шахматы. На момент прихода Дадли Гарри проигрывал Малфою уже четвертую партию и тысячу галлеонов.
- Ну как? – почти заискивающе спросил маггл, получив приглашение войти.
Увидев его наряд, Гарри поднял брови так, будто собирался отправить их в полет на Венеру. Драко остался невозмутим.
- Неплохо, - сдержанно произнес он.
Дадли был очень горд собой. Из своей модной огромной новой куртки с помощью заколок, заклепок и даже брошек в виде змеек он попытался соорудить нечто похожее на родовую мантию Малфоев. Свои достаточно светлые волосы, как и слизеринец, он зачесал назад, не учитывая, что прическа Драко не очень идет тому, у кого лицо в три раза больше.
- Это пирожные и Кока-кола, – протянул Дадли своему образцу для подражания объемный пакет.
- Что ж, - улыбнулся самой светской улыбкой Драко, - вперед, первый парень в Литтл -Уингинге.
Первый парень в Литтл -Уингинге тут же отметил, что неплохо было бы скопировать эту аристократичную манеру улыбаться. Драко на прощание дал ему пару советов.
- Сразу же – в объятья и поцелуй, - наставлял слизеринец благоговейно внимающего ему Дадли. - Женщины любят хамов, так что у тебя все шансы.
- Вернусь – я, может, вам зайду рассказать, - небрежно пообещал Дадли, и, расправив крылья, полетел навстречу своему счастью.
Малфой проводил его таким взглядом, что у Гарри возникло странное смутное чувство, что он сочувствует кузену. Только он пока еще не мог понять почему. Его сосед по комнате хмыкнул, придирчиво осматривая пирожные.
- Так я и знал, что без вашей могильной еды не обойдется, - Драко сердито отправил в рот консервированную вишенку. - Тоже мне плата за свидание!
Смутное чувство начинало оформляться в более явственное:
- Как ты, вообще, смог уговорить Барбару на встречу с моим кузеном?
- Делать мне больше нечего, - усмехнулся Драко. - Неужели обо мне идет по Хогвартсу слава как о патологическом альтруисте?
Когда Гарри увидел его улыбку, от которой в ужасе завыли бы все оборотни магического мира, включая Люпина, судьба Дадли начала всерьез его беспокоить.
- Куда ты его отправил?
- На свидание с Ричардс, куда же еще. Успокойся, Поттер, я не уведомлял ауроров, что жирный урод в непотребной одежде у цветочного магазина – это приспешник Темного Лорда. Там только Ричардс, обещавшая мне сегодня первый поцелуй.
- Так ты…. – еле проговорил мальчик, - послал его вместо себя, что ли?
- Ну наконец-то, Поттер, - артистично вздохнул Драко. - Как ты умудряешься учиться с такой способностью соображать?
Чувство опасения за кузена у Гарри немедленно сменилось тревогой за собственное существование.
- За что? – горестно вопрошал он Хедвиг. - За что мне все это?
- Ты представляешь, Малфой, что начнется, когда он вернется?
- Да не паникуй ты раньше времени, - отмахнулся блондин, - лучше возьми пирожное, пока я в хорошем расположении духа. Или, - в светло-серых глазах мелькнула тревога, - думаешь, стоило предупредить ауроров? Они бы его отбили.
Гриффиндорец лишь хмуро посмотрел в его сторону в ответ на это предложение.
- Ты слишком мрачно смотришь на жизнь, Поттер, - провозгласил Драко. - Может, еще все обойдется. По-моему, Ричардс слегка подслеповата. И одежда чем-то похожа. Вдруг она и не отличит?


- Что-то он долго, - через полчаса заметил Гарри . - Может, Ричардс действительно подслеповата?
- Ну не настолько же, Поттер, - с этими словами Драко осторожно отпил Кока-колы. - Что это за гадость?
- Это не гадость, - сейчас у гриффиндорца абсолютно не было желания начинать очередную лекцию по маггловедению, - это напиток, вроде сока.
- Больше похоже на зелье, - сухо заметил чистокровный маг. Уже обученный кое-чему в маггловском мире, он принялся изучать текст на бутылке.
- Так… Вода, сахар, диоксид углерода, какой ужас, краситель… Поттер, там краска, между прочим, а мне мама в детстве не разрешала облизывать кисточки. Регулятор кислотности, дальше что-то совсем немыслимое. Из всего перечисленного эта отрава напоминает сок только водой.
- Видишь, чем-то напоминает, - съязвил Гарри.
Драко без колебаний выплеснул содержимое своего стакана в окно.
- И наутро цветочки там станут коричневыми, - сказал вслед Кока-коле, - если выживут, конечно. К тому же, Поттер, я мог бы назвать тебе еще сотню веществ, которые напоминают сок тем, что в них есть вода. Но это же не повод их пить, верно?
- Да ладно тебе, - отмахнулся от него с удовольствием потягивающий обруганный напиток гриффиндорец, - Дадли его уже галлоны выпил, и ничего.
- У этого зелья такие ужасные последствия, как твой кузен? – с ужасом переспросил Драко.- Да такое запретить надо! Кстати, Мальчик-Который-Не-Выживет-Потому-Что-Тащит-В-Рот-Всякую-Гадость, хочешь посмотреть на огнекраба, которому в брачный период отказали все самки?
- Огнекраба? На Прайвет Драйв? – не понял Гарри.
Вместо разъяснений блондин продолжил с увлечением разглядывать что-то в окно.
- Что там, Малфой? – забеспокоился юный волшебник.
Он тоже подскочил к окну, но на улице было пусто.
- Опоздал, Поттер. Огнекраб как раз в дом вошел.
Но это Поттер понял уже и без него. По дикому грохоту внизу и не менее диким воплям "Тебе не жить, урод!"
- Как ты думаешь, это он кому? – с любопытством спросил Драко.
Вместо ответа Гарри судорожно подергал ручку двери, проверяя, закрыта ли она. Грохот меж тем приближался и через секунду в комнату начало ломиться нечто вроде гризли среднего веса. После первого же натиска к двери оказался придвинутым шкаф с одеждой. Причем Гарри даже сам не понял, как ему удалось так быстро создать укрепление.
- Думаешь, это так необходимо, Поттер?
- У меня нет желания сейчас это проверять, Малфой, – и они прижались спинами к шкафу.
- Я тебя убью! – бушевал Дадли . - Маг недоделанный!
- Смешно слышать это от Ошибки природы, - парировали из-за баррикады.
Сие замечание вызвало новый приступ ударов в дверь.
- Пожалуйста, не нервничай так, Дурсль, - Драко ухитрялся развлекать себя даже перед надвигающейся кончиной, - ну, не получилось у тебя с Ричардс. Зато ты узнал много нового. Как клумбы вскапывать, например.
- Полы мыть, - Гарри решил показать, что Гриффиндор тоже умирает с музыкой.
- Недоноски, я вас достану! – орал Дадли.
- Дурсль, ты поаккуратнее, нам в этой комнате жить еще, – предупредил Драко после того, как шкаф начал шататься.
- Ты вообще скоро под землей жить будешь! – колотился в дверь маггл.
- Почти остроумно, - с удивлением отметил его кузен. - Не ожидал.
Через несколько минут Дадли принялся налетать всем своим большим телом на дверь, из-за которой звучал так ненавистный ему теперь голос.
- Повторяю, Дурсль, береги нервы. Что такого, что на тебя не польстится даже слепоглухонемая старушка без рук и ног? Всегда можно найти выход из положения. Есть еще те, которые за деньги. Хотя даже у проституток существует какое-то самоуважение. Так что в твоем случае денег нужно будет много. Начинай копить сейчас, годам к тридцати на одну соберешь.
Шкаф зашатался сильнее.
- Убью!!!
- Я тут подумал, - Драко перестал обращать внимание на ломающего дверь Дадли (однообразие всегда приедается), - а было бы забавно, Поттер, если бы тут сейчас оказался Волдеморт. Или, на крайний случай, мой отец.
- Ты абсолютно прав, - раздраженно заметил Гарри, нажимая спиной на шкаф, - мы как раз ломаем голову, чем бы нам развлечься.
- Ты не способен оценить поэзию этого момента, - покачал головой слизеринец, - во-первых, они подерутся с Дурслем за право нас прикончить. Во-вторых, я позволю себе предположить, что у твоего кузена в данной схватке будут шансы размером примерно с нашего уважаемого профессора Флитвика. Отсюда вытекает в-третьих, следи за мыслью, Поттер, когда кто-нибудь из упомянутых мною ранее прикончит нас, обвинят в этом Дурсля, потому что весь Прайвет Драйв слышал его угрозы. Мне искренне жаль твоего кузена.
- Может, пора пустить по Хогвартсу слух, что ты патологический альтруист, Малфой?
И тут Дадли остановил свои попытки сломать дверь. Из-за баррикад послышались голоса.
- А вот и Волдеморт, - прокомментировал Драко.
Гарри вскочил, пытаясь сдвинуть шкаф.
- Это не Волдеморт, это дядя и тетя. Все, теперь нам точно крышка. Сейчас Дадли расскажет…
- Рассказывать родителям о своих мужских неудачах? Это слишком даже для твоего тупорылого кузена, Поттер. Положись на меня.
В дверь начал колотить уже Вернон. Прошла минута , и ему ответил безупречно-вежливый тон, который, без сомнения, является отличительной чертой представителей одного из самых уважаемых магических семейств:
- Дадли, пожалуйста, успокойся. Ты мешаешь нам спать.
- Открывай! - рявкнул Вернон.
Замок немедленно щелкнул, и мистер Дурсль увидел ОЧЕНЬ вежливое и ОЧЕНЬ обеспокоенное лицо Драко Малфоя. Комната была погружена во мрак, на кровати виднелась голова Гарри Поттера. Голова в тот момент судорожно соображала, как они успели за несколько секунд создать такую правдоподобную декорацию.
- Что здесь происходит? – набычился Вернон.
За его спиной миссис Дурсль делал тщетные попытки успокоить Дадли..
- Нечто очень странное, мистер Дурсль, - начал Драко голосом, которым обычно разговаривал с аурорами его родитель. - Мы проснулись оттого, что ваш сын с ужасными угрозами ломал нашу дверь. Я пытался успокоить его, но безрезультатно. В конце концов, мне пришлось, встать, одеться, чтобы выйти и хоть как-то прекратить это. Такие крики! - Драко удрученно покачал головой. - Соседи могли вызвать полицию.
- А почему ты, а не Гарри? – не оставлял подозрений Вернон.
- О, он проснулся не сразу, спал крепко, – в голосе засквозила трогательная забота. - Гарри очень устал сегодня из-за этой уборки.
- Я убью тебя, слизняк! – рванулся Дадли из объятий матери. Но доступ к будущей жертве загораживал Вернон.
- Боюсь, без полиции не обойдется, - вздохнул Драко. - Как это все печально, мистер Дурсль.
- Спать! – заорал на него Вернон и захлопнул дверь.
Из коридора понеслись увещевающие голоса. Слизеринец победоносно повернулся к Гарри.
- Я же сказал, положись на меня, святая наивность.
Но тот, давясь от смеха, не ответил.
- Тебя так впечатлило мое выступление, Поттер? Готов организовать клуб моего почитания?
Но Гарри только мотал головой, пока, наконец, не выговорил:
- Заметь, Малфой, Дадли тоже назвал тебя слизняком. Одна и та же характеристика из разных мест что-нибудь да значит.
Драко молча взял со своей кровати подушку и начал приближаться к собеседнику. Показавшаяся сквозь тучи луна осветила холодные глаза и крепко сжатые губы.
- Ладно, извини, - почти испуганно произнес Гарри. - Я не хотел!
Но Драко остановился только у самого края постели.
- Это означает только одно, Поттер, - голос был стальным.
- Драко, - попытался воззвать к его разуму Гарри.
- Только одно, Поттер, – томительная пауза, – что Дадли Дурсль учился бы в Гриффиндоре, будь он волшебником!
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Глава 3

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 3:59 am

Как всегда все началось с утра. Дядя Вернон уехал на работу. Дадли, злобно сверкавший глазками весь завтрак в сторону объединенной команды двух хогвартских факультетов, куда-то умотал. А Петунья собиралась на весь день в гости к своей подруге Ивонн посплетничать и пожаловаться на зло, точнее два зла, поселившихся в ее доме.
- После того как вымоете посуду - польете в саду цветник и протрете везде пыль, - отдала она распоряжение. - И надеюсь, к моему возвращению дом все еще будет стоять на месте, – это походило уже на пожелание.
- Конечно, тетя. До свидания, - поспешил с ней распрощаться Гарри.
- До свидания, - поддержал его Драко.
- До вечера, - она грозно взглянула на них и удалилась.
Гарри вздохнул полной грудью.
- Я еще никогда за это лето так надолго не оставался без родственников, - провозгласил он.
- Мы будем не одни, - спустил его с небес на землю Драко, - если вернется наш неудавшийся покоритель сердец.
- Думаю, он сейчас с друзьями переживает свое фиаско и вряд ли… - вдруг неожиданно на кухне раздался легкий шорох. Слизеринец и гриффиндорец посмотрели друг на друга, потом Гарри поспешил туда. Драко же решил слегка отстать, на случай, если вдруг услышит непростительное заклинание. Но все было тихо. Малфой осторожно открыл дверь и к огромному удивлению обнаружил, что на столе сидит бывший домашний эльф его семьи. Последний причитал:
- Добби так соскучился по Гарри Поттеру. Добби решил его навестить. Гарри Поттер ведь не будет за это сердиться на Добби. Доб… - эльф запнулся, так как увидел с интересом взирающего на него Малфоя. Его огромные уши задрожали, - М-м-м-молодой … х-х-хозяин – заикаясь, пролепетал он.
- Неожиданная встреча, правда, Добби? - сладко улыбнулся Драко.
- Добби давно свободен и ты не сможешь ему ничего сделать, - загородил собой путь Гарри.
- А я и не собирался, - отстранил его блондин. - Даже наоборот, хотел сказать, что очень рад видеть нашего маленького Добби, ведь нам его так не хватало.
Уши эльфа задрожали еще сильнее:
- Молодой х-х-хозяин правда рад видеть Добби?!
- Да, Добби, - Драко подошел и наклонился к бывшему слуге, - вся наша семья так жалела, когда тебя освободили. Добби ведь был незаменим.
- Х-х-хозяевам был нужен Добби? - большие глаза наполнились слезами. - Добби был незаменим?
Малфой кивнул:
- Нам стало так плохо без тебя.
Секунда, и домашний эльф уже бился головой о микроволновую печку, всхлипывая:
- Хозяевам было плохо без Добби! Добби плохой! Из-за него хозяевам было плохо!
- Эй, эй, эй! – юный Поттер подбежал к эльфу-мазохисту и за ноги попытался оттащить от бытовой техники.
Но тот с остервенением сопротивлялся, утверждая, что Добби обязан себя наказать:
- Добби оставил хозяев, и хозяевам было плохо!!!
- Успокойся, Добби, ты же не виноват, - наконец снисходительно вмешался в купирование истерического приступа Драко. - Ты же не виноват, что тебя освободили, - осуждающий взгляд в сторону любителя освобождать домашних эльфов. Слуга замер:
- Молодой хозяин считает, что Добби не виноват?
- Да, абсолютно не виноват - еще одна сладкая улыбка а-ля -Малфой.
- Молодой хозяин простил Добби!!! – и с той же энергией, с какой он только что занимался самобичеванием, эльф радостно бросился обнимать державшего его Мальчика - Который – Всем – Своим – Видом – Осуждал – Феодальную – Верность. – Гарри Поттер слышал? Молодой хозяин простил Добби!
Гарри уже открыл рот, чтобы произнести гневную тираду под названием «Мы не рабы!», как вновь зазвучал протяжный голос:
- Молодой хозяин даже готов дать Добби шанс вновь доказать свою преданность.
- Добби сделает все!
- Тогда иди за мной! – Драко стремительно вышел из кухни. Эльф засеменил следом, оставив в легком недоумении все еще пытавшегося произнести речь Гарри.
Новоявленный тандем, от существования которого Гермиону несомненно хватил бы удар, был спустя несколько минут найден гриффиндорцем в саду. Стоя возле клумб, юный господин безапелляционным тоном отдавал указания насчет полива цветов кивающему после каждого его слова слуге. Возмущение настолько возросло в сердце Гарри, что поначалу он даже сгоряча пообещал себе стать самым активным членом З.А.Д.а, но потом решил ограничиться разборкой со слизеринцем.
- Малфой! – закричал он с крыльца. - Не смей заставлять Добби работать! – Драко вскинул презрительно-недоуменный взгляд на оппонента и уже собрался что-то ответить… как был остановлен воинственным воплем «Вот они!».
Эльф мгновенно исчез. Гарри и Драко обернулись – на дороге перед домом возвышались четыре дадлиобразные фигуры, пришедшие явно не с благими намерениями. Об этом свидетельствовал периодически издаваемый каждым из них рык, сильно напоминавший Гарри звук, свойственный Пушку в ярости.
Рядом возбужденно радостно прыгал кузен.
- Дождались, - мрачно констатировал гриффиндорец, спустившись с крыльца и встав рядом с Малфоем. - Дружки Дадли пожаловали.
- И что им от нас может быть нужно? – притворно удивился Драко.
- Готовьтесь к смерти, дохляки, - заорал, как бы отвечая на вопрос, кузен.
Товарищи по будущему несчастью посмотрели друг на друга.
- Не знаю, как тебя, Поттер, - проговорил слизеринец, - но меня их требования не устраивают. У тебя есть план, Мальчик – Который - Собирается - Выжить?
- Бежим! – бесстрашно крикнул герой всего магического мира.
Но магглы уже почти окружили их плотным кольцом с недобрыми лицами.
- Хотя бы попытаемся! – трезво оценил Драко.
План с треском провалился. Завязалась драка. И если бы тетя Петунья видела в тот момент, что происходит в ее любимом маленьком, уютненьком садике, слухи о ее сумасшествии стали бы чистой правдой.
Ученики Школы Волшебства и Магии старались оказать достойное сопротивление, и аппарируй ее директор рядом, он, наверное, с умилением бы подумал, что надежда победить Волдеморта не такая уж призрачная. Но не было там и его. Были только привлеченные тем, что что-то происходит без них, феи и эльфы Прайвет драйв, занявшие зрительские места у ограды и истошно вскрикивающие: «Пирс! (Деннис, Малколм, Гордон, Дадли) Только не бей Драко по лицу!» Борьба длилась всего лишь минут десять, а численный перевес другой стороны уже давал о себе знать. Но когда Драко понял, что не успевает увернуться от мощного кулака Гордона, метившего ему в голову, и зажмурился, противник вдруг исчез. Малфой открыл глаза - все нападавшие были раскиданы по газону и совершали малоуспешные попытки подняться. Посреди этой живописной картины стоял, хлопая глазами, Гарри, а рядом с ним, грозно потрясая кулачком, воинственно визжал Добби, обращаясь, по-видимому, к шайке Дадли:
- Добби никому не позволит обижать молодого хозяина и Гарри Поттера! Убирайтесь отсюда!
Магглы были ошарашены. Медленно они начали отползать от сморщенного маленького человечка, так легко и неожиданно определившего исход сражения.
- Вон!!!- заорал им вслед домашний эльф, и процесс позорного отступления по-пластунски ускорился в несколько раз.
Убедившись, что опасность миновала, мальчики оглядели себя - телесные повреждения ограничивались лишь небольшими синяками и ушибами.
- Спасибо, Добби, – направляясь к дому, сдержанно поблагодарил эльфа Драко.
- Молодец, Добби! Если бы не ты, даже мадам Помфри не взялась бы нас лечить, - ласково потрепал его по голове Гарри.
Но Добби, казалось, не обратил на это никакого внимания – с благоговением он смотрел на поднимающегося по ступенькам слизеринца.
- Молодой хозяин похвалил Добби! – наконец воскликнул он, и, повторяя эту фразу, начал носиться по остаткам сада, периодически высоко подпрыгивая вверх. Видимо, он пытался так выразить переполнявшие его эмоции.
Отложив попытки образумить эльфа на потом, Гарри последовал за Малфоем – после драки его внешний вид требовал мочалки и мыла как минимум.
Через несколько минут оба мага встретились в гостиной. Насколько было возможно, они привели себя в порядок, хотя и продолжали все еще выглядеть по–боевому. Фингал под глазом, треснувшие очки и шрам на лбу у одного, взъерошенные платиновые волосы, стремительно краснеющая правая скула и озорные огоньки в глазах другого. Да еще разодранная, перемазанная в земле одежда у обоих. Все указывало скорее на то, что эти двое - пара беспризорников, влезших в первый попавшийся дом с целью опустошить холодильник, а вовсе не студенты знаменитого Хогвартса.
- Я бы не отказался чего-нибудь перекусить, - заметил Драко, развалившись в кресле. Но Гарри, проигнорировав его реплику, задумчиво подошел к окну и стал смотреть, как скачет по лужайке Добби. По представлениям Драко, такое настроение гриффиндорца не было похоже на бьющую фонтаном радость по поводу полной победы над стадом разбушевавшихся горилл.
- Что случилось, Поттер? - заботливо поинтересовался он. - Наконец-то внимательно разглядел себя в зеркало?
- Добби применял магию, - грустно прервал его Гарри.
- И…
- Нас исключат.
Возникла пауза, в процессе которой Драко пытался восстановить логику в словах собеседника, но, поняв, что ему это не удается, решил задать наводящий вопрос:
- Почему?
- Он применял магию. Устав о Секретности и все такое.
- Ну и что? Это же он нарушил, а не мы.
- А исключат нас.
- Почему? – разговор принимал настораживающий, но в то же время идиотский оттенок.
- Так уже было один раз, Добби здесь наколдовал, а мне потом пришла сова с предупреждением.
- За что?
- Нарушение Устава о Секретности.
Драко почувствовал, что идиотский диалог практически довел все его мысли до массового самоубийства. Зажмурившись, он встряхнул головой. Немного помогло.
- К дьяволу Устав, мы–то тут причем? – не выдержал он, но Гарри лишь печально развел руками.
И тут осознание того, что Гарри вовсе не бредит, а в Министерстве шутить не любят, и Школа теперь обойдется без них, а главное – того, что это все произошло из-за домашнего эльфа, которого он, Малфой, только что похвалил, так потрясло слизеринца, что он вскочил и заорал: «Добби!!!», практически точно скопировав интонацию, с которой Петунья орет «Гарри Поттер!!!», когда жаждет его наказать.
Эльф прибежал незамедлительно и, дрожа всем телом, робко спросил:
- Звали, молодой хозяин?
- Звал! – навис над ним Драко. - Можешь начинать наносить себе тяжкие телесные повреждения.
Несмотря на драматизм, даже можно сказать трагичность ситуации, Гарри фыркнул - жизнь в маггловском мире повлияла на лексикон чистокровного волшебника.
Добби затрясся. Он хоть и не был знаком с юридическими формулировками, но общий смысл фразы уловил.
- Что Добби сделал не так? – всхлипнул он, вслепую протягивая руку к стоящей на этажерке фарфоровой статуэтке. К счастью, Гарри успел ее схватить раньше и убрать на безопасную высоту.
- Ты использовал магию, нарушил Устав, твоего молодого хозяина теперь могут исключить из Хогвартса, - зачитал обвинение Драко.
Добби торопливо поспешил оправдаться:
- Добби… ничего не нарушал, у Добби есть разрешение использовать магию. Добби дал его профессор Дамблдор, когда отправил следить за Гарри Поттером и молодым хозяином, - мгновенно брови Драко взлетели вверх, и несчастный эльф понял, что сболтнул лишнего. С воплем он стал биться головой об этажерку. Спасенная фарфоровая фигурка от ударов упала и разбилась – сегодня был не ее день.
- Значит, они следят за нами, - младший Малфой медленно отвернулся от колошматившего себя домашнего эльфа. - Ты знал об этом? – обратился он к Гарри.
Последний неуверенно кивнул.
- Ты знал, - тоном «И ты, Брут!» констатировал Драко.
- Я предполагал, - Гарри вдруг почувствовал желание оправдаться. - Они следили за мной до этого, и в этом году, похоже, ничего не изменилось. Тут есть сквиб, Арабелла Фиг, она, по просьбе Дамблдора, наблюдала за мной всю мою жизнь на Прайвет драйв.
- Люблю я нашего директора, - Драко скрестил руки на груди, его тон стал не просто ядовитым, а токсично-ядовитым, - у него всегда найдется лишний сквиб в нужном месте.
Гарри виновато-глупо улыбнулся и пожал плечами. Увидев его физиономию в тот момент, Малфой решил не продолжать ссору с гриффиндорцем: что толку злиться на убогого олигофрена?
- Ладно, - молниеносным рывком он отодрал Добби от решетки искусственного камина, которая, после этажерки, служила эльфу средством для нанесения увечий, и на вытянутой руке поднял до уровня своего лица. - Значит, нас не исключат из Школы?
- Нет, - пискнул слуга.
- Но ведь в тот раз мне пришло предупреждение, - возразил Гарри.
- В тот раз Добби специально сделал так, чтобы Гарри Поттер не возвращался в школу, - невинно признался домашний эльф.
- Ты это сделал нарочно! - вскипел мальчик, но Драко уже отпустил эльфа (не заботясь о том, что последний ухнулся с высоты роста молодого хозяина) и вполне примирительно произнес:
- Немедленно убирайся отсюда. Ты будешь помилован, только если в течение получаса доставишь нам из Хогвартса самый лучший обед. И мне все равно, как ты это сделаешь.
Добби сразу же вскочил на ноги, поклонился и исчез. Наступившая после этого тишина поразила Гарри, заставив задаться вопросом, как такой маленькое существо может производить так много шума. Мысли гриффиндорца прервал Малфой:
- Не слышу благодарностей, Поттер, - опустился он кресло, - а я ведь только что обеспечил нам обед, причем абсолютно бесплатно.
- Еще не факт, что Добби вернется сюда, – засомневался Гарри.
- Вернется, поверь мне, вернется, даже если сам Темный Лорд преградит ему путь. Чтобы исполнить желание хозяина, Добби пойдет на все.
- Тогда, раз он так тебя слушается, натрави его на Волдеморта - все проблемы будут решены, – съехидничал юный гриффиндорец.
- Зачем заставлять его выполнять работу за другого? У него и без битвы забот хватает, – разумно рассудил блондин. Уязвленный Гарри был готов к продолжению дискуссии, но Драко вдруг насторожился и медленно встал из кресла.
- Что? – удивился Поттер.
- Запах какой-то странный, - Малфой сморщил нос. - Ты не чувствуешь?

В комнате действительно появился легкий неприятный аромат, похожий на тот, что исходит от поддавших бездомных. Гарри попытался найти источник его распространения, но раздавшийся посреди гостиной громкий хлопок заставил его забыть о своем намерении и отскочить. Драко последовал этому примеру и, оказавшись у каминной полки, схватил первое, что попалось под руку, чтобы обороняться. Под руку удачно попался чугунный подсвечник. Однако материализовавшийся перед мальчиками персонаж был скорее смешон, чем опасен. Во всяком случае, как помнил Драко из своих детских подглядываний за Темными Собраниями Тех Кто Чудом Избежал Азкабана, в подземельях его родового поместья (1), драная заляпанная мантия, грязные, свисавшие сосульками волосы и донельзя испитая рожа никогда не были атрибутом приспешника Зла. Их скорее бы уж выдали накрахмалено-отглаженный плащ с капюшоном, оттертая до сверкающей белизны маска, ну и конечно истинный аристократизм, сквозивший в каждом жесте. Аристократизмом от появившегося и не пахло.
- Куды же это я попал? - огляделся он.
- Мундугус?! - воскликнул Гарри. Обнаружившееся знакомство между возникшим субъектом и молодым Поттером, хоть и вызывало некоторые вопросы, но все же заставило Драко поставить подсвечник на место.
- Ах, Гарри, - Мундугус покачнулся. - А что я здесь делаю?
- Нас тоже очень интересует этот вопрос, – презрительно заметил Малфой.
Мундугус Флетчер медленно повернул свою голову к дерзкому мальчишке и оглядел его мутным взглядом. Драко сразу же начал демонстративно совершать обмахивающие движения кистью возле своего лица, показывая, что вредные пары, исходившие от незнакомца, лишили его свежего воздуха. Несколько секунд Гарри внутренне ухахатывался над этой сценой. Наконец, Флетчер вновь повернулся к Поттеру и громко икнул.
- Я вспомнил, - воскликнул он, глядя на Гарри. - Я здесь, потому что меня послали изменить ему память, - Мундугус махнул рукой в сторону Драко.
- Мне?!
- Ему?! – воскликнули одновременно слизеринец и гриффиндорец, причем Малфой, мысленно строя витиеватые трехэтажные грамматические конструкции, начал нервно оглядывать комнату в поисках возможных путей отступления.
- Я должен изменить память тем магглам, которые на тебя напали, - подтвердил нетрезвый маг. – И он, видимо, один из них.
Драко передернуло.
- Он не… - попытался возразить Гарри, но его перебил возмущенный вопль.
- Я маггл? Вы считаете, что я похож на маггла? – заорал прирожденный магглоненавистник, и Поттер с удивлением обнаружил, что никогда еще не видел Драко таким…эмоциональным. «Как же легко можно было давать ему отпор все те пять лет, что он портил мне жизнь», - пожалел он о своей недогадливости.
- Э… ну… я не знаю… - перепугался реакции подростка Флетчер.
- Он не знает?! Я, Малфой, похож на маггла?! - разъяренный блондин, наступал, забыв о том, что совсем недавно дал себе зарок не приближаться к невоспитанному субъекту ближе, чем на 5 метров. – Он заслужил Непростительного Заклинания!!!
Интуиция мелкого воришки, почувствовавшего большой «шухер», подсказала Мундугусу, что пора прощаться с негостеприимными детьми. В пользу этого говорила и прозвучавшая фамилия «Малфой», обычно не сулившая ничего хорошего.
- Он вовсе не маггл, Мундугус. Ты, наверное, должен изменить память моему кузену и его дружкам, но их здесь сейчас нет, - пытаясь перекричать вопли «Я уничтожу этого алкоголика», старался объяснить Гарри.
Вжавшийся в стену Флетчер в панике закивал - Драко был уже совсем близко.
- Он мне заплатит!!! Я разрежу его на кусочки! А потом эти кусочки буду пытать в самых страшных катакомбах Имения Малфой. Отпусти меня, Поттер!!! Ты не сможешь мне помешать!!! Это дело чести!!! Он оскорбил… - громкий хлопок оглушил все вокруг. - Ну, вот, он сбежал, - разочарованно, но уже спокойно проговорил Драко, обращаясь к ухватившему его за футболку в попытке удержать Гарри. - Опять все из-за тебя, Поттер.
И не дав брюнету оправдаться, поинтересовался:
- Так что это было за чудо, и откуда ты его знаешь?
- Мундугус Флетчер…это… … скажем так… хороший знакомый Дамблдора, - пояснил Гарри, опуская разные громкие названия, вроде «Орден Феникса». - В общем, он тоже борется против Волдеморта.
- А вид у него такой будто против него борется Министерство, а точнее отдел по Незаконному использованию волшебства.
- Ну, - молодому Поттеру было сложно что-либо возразить, - у него есть некоторые связи в… определенных кругах, и иногда… он даже… делает, наверное, кое-что незаконное. Например, я слышал краем уха об истории с ворованными котлами.
Глаза Драко расширились от изумления:
- Значит, хороший знакомый нашего Директора - скупщик краденого? Вот уж никогда бы не подумал! Ну, я понимаю - Снейп…у него, подозреваю, половина компонентов в лаборатории не имеет министерского сертификата, но Дамблдор… Он, что, приторговывает списанной мебелью или, может, где-то в подвалах производит нелегальные карточки для шоколадных лягушек? Представляю, как позабавило бы моего отца, если бы он узнал, что глубокоуважаемый профессор - завсегдатай лавочки мистера Борджина.
- Дамблдор не имеет ничего общего со всякими Боджими!
Однако слизеринец проигнорировал эту реплику.
- Слушай, - проговорил он, озаренный удачной идеей, - я тут слышал, что на магическом черном рынке взлетели цены на перья феникса. Надо будет предложить ему ощипать свою птичку - заработает кучу денег.
- Малфой, прекрати, - возмутился Гарри. – Откуда ты вообще знаешь о ситуации на черном рынке?
- В моей семье интересуются такими вещами, – пожал плечами Драко, как будто недоумевая, что кому-то это может быть неизвестно. - Ну, ты понимаешь… что из Темных Артефактов выгодно продать в этом месяце, а что следует попридержать или закупить.
- И неужели вращение в таких кругах не задевает ваше громадное малфоевское достоинство?
Драко покачал головой:
- Ты абсолютно безнадежен в бизнесе, Поттер. Кстати, еще Дамблдору можно предложить за определенную плату разрешать каждому желающему смотреться в зеркало Джедан. Клиентов будет хоть отбавляй.
- Малфой!
Но Драко проигнорировал и этот призыв к реальности. Он многозначительно поднял указательный палец правой руки и произнес:
- Нет! Зачем Джедан, когда у нас есть знаменитый Гарри Поттер! Люди толпами повалят, чтобы получить автограф и сфотографироваться.
Гарри ощутил, что фонтан идей обдал его с ног до головы.
- А если откажешься – установим слежку и будем продавать сплетни в Ведьмополитен. Как тебе заголовок: «Мальчик-Который-Выжил влюблен в миссис Норрис!» и парочка компрометирующих фотографий? Галеоны будут течь рекой. И если согласишься позировать, я с тобой поделюсь, - слизеринец подошел к темноволосому подростку и оценивающе оглядел его, - хотя нет, лучше…
- Драко!!! – не выдержала будущая звезда желтой прессы и строго приказала.- Заткнись!
И Малфой неожиданно повиновался, видимо благодаря тому, что Гарри Поттер назвал его по имени.
- Нет, все же идея была бы хороша, - пять минут спустя, вздыхал все еще не до конца успокоившийся блондин. - Целое состояние можно было бы заработать.
- Заткнись, - вновь повторил Гарри, дружелюбно улыбнувшись.
- Э… Молодой Хозяин и Гарри Поттер, - в дверях, ведущих в кухню, стоял, шаркая ножкой, Добби, - обед уже на столе. Добби достал лучшие блюда.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Лютый друг

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 3:59 am

1. (Только не подумайте, что там разрабатывались коварные планы возвращения Темного Лорда – это были лишь милые ностальгирующие посиделки с большим количеством выпивки на тему «А помнишь как тогда…»)

- Все очень вкусно, Добби. Спасибо, – жуя очередное куриное крылышко, проговорил Гарри.
- Не за что, Гарри Поттер, - растаял польщенный эльф.
- Есть за что, - выразительный взгляд в сторону Малфоя, устроившего салату пытку при помощи ножа и вилки. Но блондин хранил молчание.
Гриффиндорец возмущенно-громко втянул в себя воздух и опять обратился к Добби:
- Кстати, Добби, - заговорил он с нажимом на каждое слово, - ты не должен вести себя с нами, как прислуга. Ты больше не раб, ты…
Звякнула о тарелку вилка, Драко встал из-за стола:
- Не буду вам мешать, – снисходительным тоном произнес он. – Спасибо за обед, Добби, – и вышел, пустив своей последней фразой всю последующую воспитательную работу Гарри насмарку.

Спустя несколько часов Гарри поднялся в комнату. Драко продолжал читать Историю Хогвартса, лежа на кровати.
- Да, Поттер, - не отрываясь от книги, протянул он, - все утро собирался тебя спросить, когда это наш дорогой домовой эльф успел в прошлом здесь так хорошо наколдовать, что тебя чуть не исключили из школы?
- Летом, перед вторым курсом, - с неохотой ответил Гарри. Ему не доставляло никакого удовольствия вспоминать ту проделку Добби.
- Перед вторым курсом? - История была сразу же захлопнута и отложена. - Но это же было почти за год до того, как мое семейство пострадало от твоего очередного Сделаю Доброе Дело Даже Если Меня Об Этом Не Просят.
Гарри насупился:
- Между прочим, я считаю, что поступил тогда абсолютно правильно, – сказал он гордо и хмуро.
- О, ну конечно, - скептически подхватил Драко, - абсолютно правильно! Просто можно брать пример! Давайте все теперь будем уничтожать бесценные раритетные дневники, подсовывать грязные носки уважаемым членам волшебного мира, освобождать их верных слуг. У моего отца, между прочим, после тех событий чуть нервный срыв не случился. Мама его неделю Успокоительным зельем отпаивала – везде ему мерещился запах твоей мерзкой мокрой дряни, – вид у слизеринца, вспомнившего семейную драму того периода, стал скорбно-обвиняющим.
- Но… Но…Я же думал… - гриффиндорец с удивлением обнаружил, что начинает чувствовать себя виноватым.
Однако Драко пресек любые попытки оправдаться, бросив на него уничижительный взгляд «Извинения Уже Не Помогут»:
- Ладно, оставим твои неразумные действия и последствия, которые они повлекли за собой,– произнес он. - Так что же делал Добби у тебя, в то время как должен был натирать до блеска папину трость?
- Он, в общем, - Гарри даже обрадовался смене темы, - хотел меня предупредить, что в Школе мне грозит опасность, и пытался меня туда не пустить.
- Хм, – заинтересовался Малфой.
Молодой Поттер продолжал:
- У дяди и тети были важные гости, и он сбросил на них десерт. Естественно все подумали, что это я.
- Естественно.
- А потом пришло письмо из Министерства с предупреждением. Дядя и тетя узнали, что мне нельзя колдовать вне школы – я от них это скрывал. Был скандал. И меня заперли в комнате, поставили решетки на окна, а еду давали через дверцу для котов в двери.
Гарри вздохнул, погрузившись в тягостные воспоминания, но Драко, похоже, не собирался разделять его настроя, даже наоборот – он как-то воодушевился и весь засветился от восторга.
- Благодаря Добби тебя посадили в клетку, Поттер! - воскликнул он. - Великий Мерлин, где же этот оборванец? Я готов его расцеловать.
- Что?! – лицо гриффиндорца вытянулось; ему казалось, что бурная радость – это вовсе не та эмоция, которая должна сопровождать столь печальное повествование. Негодование – да, желание набить морду мучителям, всхлипывания о его тяжелой судьбе или хотя бы просто элементарное сочувствие, но ликование…
- Добби воплотил в реальность мой самый счастливый сон. Кто бы мог подумать! Какой план! Чувствуется наша семейная школа!!! - не унимался бессердечный маг, совершенно не обращая внимания на то, что собеседник лишился дара речи и мог только беззвучно открывать рот.
- Хотя, - рассуждал слизеринец, - при более близком рассмотрении надо признать, что это у него, скорее всего, получилось случайно, учитывая его куриные мозги.
- У него вовсе не куриные мозги!!! – наконец опомнился Гарри, но, по-видимому, не до конца, так как, вместо того чтобы дать Драко в глаз за необоснованную радость, вступился за Добби.
- Куриные, куриные! Домашние эльфы тупы как пробки.
- ЭТО НЕ ТАК!
- Ты просто не знаешь. Большинство из них настолько глупы, что, только предварительно избив, им можно объяснить, что от них требуется, – Драко нежно улыбнулся.
- ИЗБИВ?!! – взорвался гриффиндорец. - ИЗБИВ?!! Что ты говоришь?!! Да ты!!! Ты знаешь кто ты?! Ты…Ты просто живодер! И… И… - слова застряли в горле, так как, оглядев взбешенным взором комнату, Гарри понял, что клетка Хедвиг пуста. - Что ты сделал с моей совой?! Где она? Куда ты ее дел? – мальчик схватил Малфоя за рубашку.
Удивление, насмешка, приглашение посетить психиатрическое отделение клиники св. Мунго, но вовсе не испуг отразились в глазах Драко в тот момент. Властным уверенным жестом он убрал вцепившиеся в него руки и поправил воротник.
- С твоей совой, Поттер, - начал он, всем своим видом показывая, что по поводу поведения Гарри у него просто нет слов, - все в порядке. Я просто выпустил ее погулять. Сова не может долго находится взаперти. Она скоро вернется.
Ровный тон окатил гриффиндорца словно ведро ледяной воды:
- Днем ее нельзя выпускать, - потупив взор, сожалея о содеянном, проговорил он.- Тетя с дядей будут сердиться.
- Ее никто не увидит.
- Во всяком случае, - Гарри вспомнил, что собственно он хотел сообщить Малфою, когда поднимался в комнату, - вряд ли они вспомнят про Хедвиг особенно после того, как увидят, что стало с садом.
- Надо пойти и посмотреть так ли уж все плохо, – пожал плечами Драко.
- Малфой, - Гарри, все еще стараясь не смотреть на него, разглядывал трещины на полу, - извини за то, что я набросился на тебя из-за Хедвиг.
- Я тебя прощаю, - снизошел до него слизеринец и направился к лестнице, молодой Поттер поплелся за ним.
Открыв входную дверь, Драко застыл в недоумении на пороге, загородив проход.

- Что там?! Все совсем плохо?! – пытался выглянуть у него из-за плеча Гарри.
- Посмотри сам, - слизеринец отошел, и стоящему сзади подростку открылся великолепный вид. Сад был в идеальном порядке, и на входе в него, вместо ожидаемого мальчиками «Здесь танцевали все крупногабаритные животные Африки», можно было смело вешать табличку «Первая премия за чистоту и порядок».
- Ух, ты! - восхитился Гарри. - Я был уверен, что здесь не осталось ни одного целого цветка.
Малфой еще раз задумчиво оглядел окружающее пространство:
- Думаю, кто-то здесь прибрался с помощью магии, - сказал он наконец.
- Может Дамблдор? – неуверенно предположил гриффиндорец.
Драко усмехнулся:
- Считаешь, директор Хогвартса так мало получает, что вынужден подрабатывать садовником?
- Нет. Ну, нет, конечно, - смутился Гарри.
- Мне кажется, что мы видим перед собой еще одно доказательство верности молодому хозяину, - усмешка блондина превратилась в ядовитую улыбку, - даже несмотря на тот убедительный митинг о свободе бесправных животных, который ты развернул недавно на кухне.
И Поттеру ничего не оставалось, как признать свое поражение в правозащитных делах.

Петунья вернулась на час раньше, чем обещала. Придирчиво осмотрев сад и дом, и не проронив не слова, она отправилась на кухню готовить обед. Потом пришел с работы Вернон. Дадли не появлялся.
Подходило время вечерней трапезы, и миссис Дурсль попыталась настоять на том, чтобы без Дадлика не начинали, но голодный дядя Вернон немедленно это пресек. Наконец, ближе к 8 вечера, когда тетя уже наполовину вылезла из окна в ожидании сыночка, младший Дурсль заявился домой.
- Дадлик! Что с тобой?! - вскричала, увидев его мать. Ей было чему испугаться – губа любимого сыночка была разбита, на лбу – шишка, а на обеих штанинах зияли обрамленные грязью дыры.
- Это все они! – взревел сынок, тыча пальцем в вышедших из кухни магов.
- Мы? – удивился Драко. - Да мы тебя весь день не видели.
- Это они! Драку затеяли! Гнома какого-то на нас натравили! – настаивал Дадли.
- Мой мальчик! Как вы могли? – Петунья готова была на них броситься. Драко даже предусмотрительно сделал шаг назад.
- Вот я вам сейчас покажу! – с другого фронта, как танк, наступал дядя Вернон.
- Если бы мы с кем-то дрались, - начал Гарри, - у нас бы остались какие-то следы, хотя бы на одежде.
Рубашки и брюки юношей были в полном порядке (Добби поработал над ними по приказу Драко еще до обеда) – это был очевидный неоспоримый факт. Что слегка остановило боевые действия, заставив противника задуматься.
- Они сад разворотили! - взывал к справедливости младший Дурсль.
- Но, дорогой, сад в порядке, - ничего не понимающая Петунья повернулась к сыну – неужели у него продолжается вчерашнее? Драко сразу же уловил ее обеспокоенность.
- Не в порядке! – Дадли не унимался. - Не в порядке! Он не может быть в порядке!
- Ну, что ты, дорогой. Мы можем выйти и посмотреть!
Младший Дурсль был близок истерике.
- Я не пойду! Я знаю! Я видел, там все кусты поломаны!
- Тебе не кажется, что у него все симптомы?– прошептал Драко Гарри так удачно, что миссис Дурсль это услышала.
- Че… - попытался не понять Поттер, но Драко незаметно пнул его в бок. - Ах, - вписался он в итоге, - да …Ты прав. Очень. Очень. Похоже. Все прямо как по медицинскому справочнику. Что поделать, это чума современной молодежи. Как ему полиция не встретилась?
Тетя заметно задрожала.
- Там еще карлик был, весь сморщенный, - трясся от негодования подросток-маггл. - Его все видели. И Гордон, и Пирс.
- У-у, галлюцинации. Сомнений нет. Что же наркотики делают с людьми, - веско поставил диагноз Гарри. И Драко, закивав, его одобрил.
На миссис Дурсль стало жалко смотреть – она вдруг поняла, что безрассудно доверяла Дадлику и никогда к нему не приглядывалась. Перед глазами сразу же всплыли жуткие кадры социальной рекламы "Нет наркотикам!", примелькавшиеся на всех каналах.
Нервно вскинув голову, она взвизгнула, обращаясь к магам:
- Марш в свою комнату!
Вернон явно был не готов к такой реакции жены на справедливые обвинения в избиении их сына, но от негодования забыл поспорить с ней по этому поводу.
- А ты, милый, - сказала она сыну, - иди умойся и переоденься, а потом, мы с папой сможем выслушать все, что захочешь нам рассказать, – и мягко обняв, повела его к нижнему туалету. Дядя, в надежде разобраться, последовал за ними.
Когда процессия скрылась из прихожей, ученики Школы Волшебства и Магии не сговариваясь, развернулись и звонко ударили друг друга по ладоням.

- Что такое эти наркотики? – спросил Драко, когда они поднимались по лестнице.
- Такие вещества, как зелья. Вызывают эйфорию, но очень пагубно действует на организм.
- Браво, Поттер! Ты не так уж и безнадежен.
Гарри довольно улыбнулся, сам не понимая, почему ему стало приятно одобрение теперь уже бывшего врага.
- Не зря же Шляпа чуть меня не отправила в Слизерин.
- Шляпа чуть не отправила тебя в Слизерин?! – Драко остановился. - Почему же не отправила?
- Я не захотел.
- Ну и хорошо, нам вдвоем было бы несколько тесновато на одном факультете, там может быть только один лидер.
- Я вовсе не лидер, - запротестовал Гарри.
- Я просто герой всего магического мира, - закончил за него Малфой.
- Гарри Поттер, - донесся из гостиной голос Вернона, - пойди, проверь, закрыт ли сарай.
Чертыхнувшись, гриффиндорец, уже почти дошедший до верха, начал спускаться. Драко спокойно проследовал в комнату, добавив:
- Я бы на твоем месте его сжег вместе со всем садовым инвентарем. Это избавило бы нас от многих проблем.
Гарри только отмахнулся:
- И добавило бы в три раза больше новых.

Несколько минут спустя юный Поттер вновь вернулся в дом. Уже на пороге комнаты он заподозрил, что что-то не так. Малфой, вместо того чтобы читать свою Историю Хогвартса, был увлеченно чем-то занят в районе стола.
- Что ты там делаешь?
- Оцениваю свое приобретение, - Драко отошел и дал Гарри возможность увидеть склянки и мешочки, наполненные жидкостями и порошками явно волшебного происхождения. Гриффиндорец почти физически почувствовал, что его и без того торчащие в разные стороны волосы встали дыбом и зашевелились.
- ЧТО ЭТО?! ЗАЧЕМ ОНО ТЕБЕ?! Ты совсем сошел с ума?! – заорал он, подскочив к столу.
- Это закрывание сарая так расшатало твои нервы или я до сегодняшнего дня просто не замечал? - без эмоций вместо ответа поинтересовался слизеринец.
- У меня из-за тебя от нервов одни синие ниточки остались!
- Если бы это было так, - Драко был невозмутим, - то ты бы сейчас не визжал, как Пивз, пугающий первогодок. Ты бы начал смотреть на мир философски.
Гарри не обратил на последнее высказывание внимания, так как пытался понять, что перед ним за ингредиенты, а точнее – какие последствия уготовила судьба, принявшая вид Драко Малфоя. Профессор Снейп с мрачным удовлетворением отметил бы, что ему это не удается.
- ЧТО ТЫ ЗАДУМАЛ? – спросил Поттер, признав поражение в науке зельеварения.
- После того, что произошло сегодня, я решил, во-первых, попытаться хоть как-то защитить себя, - Драко взял одну из бутылочек и посмотрел сквозь нее на свет, - а, во-вторых, мне уже давно хочется по-настоящему развлечься.
Гриффиндорец, обхватив голову руками, тяжело опустился на кровать:
- Нас посадят. В начале в маггловскую тюрьму, потом в Азкабан, а потом в Азкабане в маггловскую тюрьму, филиал которой для нас там специально устроят.
Драко поставил первую бутылочку и принялся за вторую:
- Не надо все так драматизировать. Уверяю, это будет забавно и абсолютно безопасно для нашей свободы. Все компоненты получены из такого источника, который не контролируется Министерством. И их разумное применение доставит удовольствие нам и пройдет незамеченным для Отдела По Незаконному Использованию Магии.
Несмотря на убедительные заверения, Гарри все еще выглядел как преступник, приговоренный к Поцелую дементоров.
- Как ты их достал, вроде бы ты никуда не отлучался?
Драко не ответил, но из угла раздалось робкое уханье. Мгновение, и гриффиндорец вновь вскочил на ноги:
- Хедвиг?! – Малфой только улыбнулся.
- Хедвиг! – черноволосый подросток грозно навис над клеткой. - Как ты могла?
Сова, старательно избегавшая взгляда хозяина, сжалась в пристыженный комочек.
- То, что ты сделала, это незаконно, Хедвиг! Как ты поддалась его уговорам? – указательный жест в сторону осуждающего происходящее Малфоя. Животное жалобно взглянула на искусителя, и попыталось спрятать голову под крыло.
- Ты предала меня! – отчеканил холодным тоном гриффиндорец. - Не знаю, смогу ли я тебе впредь доверять.
Гарри отвернулся, из угла раздался звук, похожий на всхлип.
- И кто из нас живодер после этого? – поинтересовался Драко, скрестив руки на груди.
- Она виновата, - в третий раз за сегодняшний день Гарри начал оправдываться перед слизеринцем. - Хотя я не понимаю, как тебе удалось ее заставить слетать по твоим делам.
Драко подошел к клетке, и, просунув пальцы между прутьями, ласково - успокаивающе потрепал Хедвиг, та в ответ нежно прижалась к его ладони.
- Подход можно найти к любому существу, даже к такой умной сове, как твоя, – благодарный взгляд наказанной.
- Да это просто заговор! - Гарри всплеснул руками.
Хватит мучить нас всех своим нервным срывом, Поттер, – устало взмолился слизеринец. - Моим планам ты все равно не сможешь помешать.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Глава 4

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 4:00 am

Было около часа дня. В самой маленькой спальне дома Дурслей Драко Малфой, томно развалившись на стуле и закинув ноги на стол, читал "Историю Хогвартса". Гарри заучивал наизусть "Квиддич сквозь века".
- Что вы с Гермионой находите в этой нудятине? – не выдержал в конце концов гриффиндорец. - Я ее, правда, не читал, но….
- Ты не читал "Историю Хогвартса"? – удивленно переспросил Малфой. - Почему?
- Я уверен, что это ужасно скучно. К тому же не входит в обязательную программу. Кстати, Рон придерживается такого же мнения.
Драко назидательно сморщил нос.
- Поттер, если ты перестанешь в своей жизни ориентироваться на Уизли, она изменится к лучшему, поверь мне.
Гарри грозно захлопнул "Квиддич сквозь века" и покрепче сжал его в руке.
- Малфой, еще раз позволишь себе…
Тот посмотрел на него кристально чистыми глазами.
- Сначала послушай, что это за книга, а потом проламывай мне голову. Вот, например, - он поискал в тексте, - "Стройные ноги Ровены покрепче обхватили Салазара, делая муку желания почти невыносимой. Ее пальцы неустанно ласкали его спину…"
Юный Поттер заморгал и выронил свой обожаемый "Квиддич".
- Это написано в "Истории Хогвартса"? Это, правда, там написано?
- Никогда не суди ни о чем по названию, - с торжеством провозгласил Малфой. - Теперь ты понимаешь, почему Грейнджер так любит эту книгу?
- Но Гермиона никогда…..
- Ну, она стеснительная девочка, Поттер. Не зачитывать ей же вам, например "Годрик не мог вспомнить ночи, когда Ровена была такой же страстной. Ее язык….". Так, дальше тебе еще рановато читать.
Гриффиндорец попытался уложить только что полученную информацию в голове. Чтобы она укладывалась получше, он начал ходить по комнате. В какой-то момент мальчик встал так, что смог увидеть открытую страницу. На ней активно обсуждался вопрос, участвовали гиганты в постройке Хогвартса или это позднее придуманная легенда.
- Малфой, - возмущенно проговорил Гарри, - ты можешь сказать хоть одну фразу и при этом не соврать?!
Ответом был довольный смех Драко.
- Поттер, дитя малолетнее, нельзя быть таким наивным. Извлеки из этого полезный урок: чтобы точно знать содержание, ознакомься с ним сам. А то тебя может надуть распоследний гоблин.
Гриффиндорец уселся на окно с самым оскорбленным видом.
- До недавнего времени мне не было нужды постоянно быть настороже. К этому меня вынуждаешь только ты. Врешь со скоростью одна ложь в минуту.
Драко отложил книгу, заложил руки за голову и очаровательно улыбнулся:
- Я не вру. Я лишь немного приукрашиваю нашу серую действительность. Обычно за это благодарят, Поттер.
- Гарри Поттер! Принеси мне почту! - раздалось снизу.
- Почему они не гоняют тебя? – обреченно вздохнул черноволосый волшебник.
- Потому что понимают, что тем самым рискуют навсегда отбить у себя желание к чтению газет и писем, - последовал ответ.
Несчастный племянник Дурслей ушел, а когда вернулся через пару минут, то был смертельно бледен. Еле заметное удивление промелькнуло в светло-серых глазах блондина:
- Судя по твоему виду можно предположить, что, с сегодняшнего дня почту на Прайвет драйв разносит Волдеморт.
- Хуже, - едва шевеля губами, вымолвил Гарри.
Тревога закралась в душу к слизеринцу – «Неужели отец нашел меня!?»
- Тетушка Мардж будет здесь завтра утром, - юный Поттер сел на кровать и закрыл лицо руками.
- Тетушка кто? – переспросил Драко, думая, что от ужаса Гарри совсем лишился рассудка и так называет теперь своего самого злейшего врага.
- Мардж… Сестра дяди Вернона, – гриффиндорец был совсем плох.
Значит, причина умопомешательства Поттера – действительно родственница мистера Дурсля, а вовсе не новое кодовое название Упивающихся смертью. Драко ощутил досаду. Он позволил себе испугаться, в результате чего, почувствовал ясное и четкое желание сделать кому-нибудь гадость.
- Надо же! Посмотрите на этого Героя Всего Магического Мира, храброго представителя факультета Гриффиндор, нашу надежду в борьбе с Сами - Знаете - Кем, - заговорил он тоном «Я ненавижу Гарри Поттера!». - Боится какой-то старушки.
Но Гарри как будто не слышал, что его оскорбляют.
- Это ужасно, это ужасно! - причитал он. - Меня выгонят из школы и посадят за убийство.
- Похоже, все волшебники мира, - продолжал изощряться Драко,- ошибаются, борясь с Волдемортом. Есть враг и пострашнее – тетя Гарри Поттера. Может, все-таки найдешь в себе силы и подготовишь единственного наследника семьи Малфой к грозящей ему опасности.
Но гриффиндорец нашел в себе силы выдавить только:
- Она меня ненавидит!
- О, смею тебя обрадовать, она в этом не одинока.
И тут неожиданно Гарри встал с кровати, подошел к шкафу и начал вытаскивать свою одежду.
- Решил наконец-то заняться стиркой, Поттер? - автоматически съязвил Драко.
- Я ухожу! Если хочешь, можешь пойти со мной.
- С тобой? Если только к колдомедикам. Я смотрю, ты явно нуждаешься в их помощи.
С резким треском хлопнула дверца шкафа. Стало ясно, что Гарри взвился окончательно:
- К черту тебя, Малфой! - заорал он. - Делай что хочешь, а я здесь не останусь!
- Да?! – из тона слизеринца исчезла насмешка. - И куда же ты пойдешь? На Диагон аллею? Сейчас это для тебя прямой путь в объятия старика Волди. Он только этого и ждет! А может в Нору? Чтобы подставить под удар всех этих многочисленных Уизли? Но лучше всего к Грейнджер – одной грязнокровкой станет меньше!
- Заткнись, Малфой! – взревел гриффиндорец.
- Только после того, как ты прекратишь свою истерику, - жестко, но спокойно возразил ему блондин. И в комнате воцарилась тишина. Наконец Гарри вновь сел на кровать и закрыл лицо руками.
- Вернулись к исходной точке, - констатировал Драко.
И когда через пять минут ему надоело взирать на этот памятник вечной скорби, он вновь спросил:
- Соблаговолит, в конце концов, мне кто-нибудь рассказать, что за василиск въедет в этот дом?
Поттер тяжело вздохнул, убрал руки от лица и с несчастным видом заговорил:
- Она не знает, что я волшебник, но все равно терпеть меня не может. Обожает читать мне нотации и оскорблять моих родителей. А ее пес все время готов вцепиться мне в ногу. В прошлый раз я не выдержал и надул ее.
- Надул? – не понял блондин
- Да, и она взмыла под потолок. А сейчас, думаю, этим не ограничится, и меня посадят в Азкабан.
Гарри посмотрел на собеседника. Драко был задумчиво серьезен.
- Я не понимаю, Поттер, - произнес он, - почему ты все еще не Упивающийся Смертью? Ты ведь первый, кто должен ненавидеть магглов: твои дядя с тетей, твой кузен, его друзья, да и вообще все твои родственники издеваются над тобой, как могут.
- Но среди магглов есть и очень хорошие люди, как и среди волшебников очень плохие…
- О, все понятно, ты просто мазохист, - прервал его Драко.
- Я… - попытался оправдаться Гарри.
Визг Петуньи, призывающий их к обеду, раздался снизу.
- … Мальчик – Который – Любит – Магглов – Несмотря - Ни – На - Что, - закончил Малфой.

Дядя Вернон, багровый, как закат, мрачно пыхтел, нависая над двумя магами.
- Мы сообщили Мардж, что ты здесь, - произнес он, обращаясь к Драко.
- Я в восторге, – «обрадовался» слизеринец.
- Она думает, что ты тоже учишься в школе святого Брутуса. Понятно?
Блондин пожал плечами, всем своим видом давая понять, что ему глубоко наплевать на то, что знает и думает тетушка Мардж.
- Понятно?! - проорал Вернон ему почти в ухо.
Обладатель уха поморщился и, возведя глаза к небу, слегка кивнул.
- И чтобы всю эту неделю без фокусов! Без фокусов! – для убедительности гаркнул дядя еще раз.
- Хорошо,- легко согласился Драко, - я даю вам честное слизеринское, что буду паинькой. Только прекратите разрушать мне мозг.
Старший Дурсль сердито-устрашающе рыкнул, а Гарри задался вопросом, на какую сотую долю процента можно верить честному слизеринскому.

На следующее утро вся семья выстроилась в прихожей, как гвардейцы при смене караула у Букингемского дворца. Вскоре входная дверь распахнулась, и на пороге возник дядя Вернон в женском платье. Драко уже готов был пронести пламенную речь против сексуальных извращений, как за Верноном в платье вошел Вернон в той одежде, что уехал встречать сестру.
- Мардж, - бросилась на шею копии мужа Петунья.
- Петунья!
Дамы обменялись приветственными поцелуями. Оторвавшись от невестки, тетушка накинулась на любимого племянника:
- Дадлюшечка, радость моя! Какой ты стал красавчик, не то, что этот … - Мардж перевела взгляд на место, где, по ее мнению, должен был стоять Гарри, и замолчала. О том, кого она увидела вместо Поттера, никак нельзя было сказать: «Менее красивый, чем Дадли».
Драко, скрестив руки на груди, сдержано кивнул ей в знак приветствия.
- Это и есть тот мальчишка, которого вы милостиво приютили на лето? – пристально разглядывая Малфоя, спросила мисс Дурсль.
- Да-да, - залепетала тетя Гарри, - может, пройдем в гостиную?
- Он тоже учится в школе святого Брутуса? – не унималась Мардж. - И все же я не понимаю, - она перевел взгляд на Петунью, - зачем вы согласились? Вам не хватает одного нахлебника?
- У него какие-то проблемы в семье…
- Не удивительно! – вновь прибывшая наконец воспользовалась приглашением и пошла в гостиную, разглагольствуя по пути, - в таких семьях ничего хорошего не происходит. Его отец, наверняка, никчемная личность.
Гарри усмехнулся про себя. Вслух он не решился, опасаясь услышать как минимум «Круцио» в свой адрес.
- Чем он занимается?! – Мардж остановилась и развернулась. Следовавшая за ней процессия тоже застопорилась.
- Надувает почтенных тетушек, - не раздумывая, ответил блондин.
Все семейство Дурслей вздрогнуло. Лишь Мардж, ничего не помнящая о своем восхитительном воспарении, гневно фыркнула:
- Надеюсь, ему это не сойдет с рук!

За обедом гостья солировала. Она уже успела поведать о своей больной ноге, раздражающих ее соседях, погоде и выдающихся подвигах Злыдня, который в это время свирепо лаял на крыльце.
Потом разговор зашел о политике, и Гарри Поттер позволил себе расслабиться. Похоже, их с Малфоем сегодня обсуждать не будут. Он уставился в окно, наблюдая, как Арабелла Фиг поливает свои цветочки. Вдруг…
- О каком снижении роста преступности может идти речь, когда почти у всех уголовников есть дети, - загудела Мардж. - Что путного сможет получиться вот из этого мальчишки?
К Гарри резко вернулась бдительность. Мисс Дурсль своим грозным перстом указывала на равнодушного Драко.
- Его отец скоро будет в тюрьме, мать наверняка тоже. Скорее всего, она какая-нибудь алкоголичка. Эти люди – отбросы общества! Честно говоря, я бы такие семьи стерилизовала, чтобы они не плодили себе подобных.
Лицо Драко не изменилось. Он продолжал все также равнодушно взирать на Мардж, и лишь Поттер заметил, что глаза слизеринца, обычно серебристо-серые, стали темного, почти черного цвета. Гарри судорожно сглотнул – еще секунда и он останется без единого родственника.
- Тетя, - умоляюще взвизгнул он, - не налить ли вам чаю?
- Чаю? Какого чаю? Негодный мальчишка! Не смей перебивать меня, - напустилась на него сестра дяди Вернона.
В этот момент Малфой встал, с грохотом отодвинул стул и вышел из гостиной. Гриффиндорец кинулся за ним.
- Драко, ты это… не, ну, короче… - заблеял он, догнав блондина на лестнице. Но тот лишь выразительно посмотрел на него и продолжил подниматься. Гарри пришел к выводу, что сейчас мага лучше не трогать.

Весь день юному Поттеру не давали покоя. Он подавал то кофе, то чай, то бренди, потом мыл посуду и выслушивал о своих родителях рассуждения, которые после того, что было сказано о Малфоях, казались совершеннейшим пустяком. Драко не появлялся.
Когда Гарри наконец домывал последнюю тарелку, со двора донеслось злобное рычание Злыдня, почему-то потом перешедшее в жалобный вой. Мальчик бросился туда.
Драко стремительно шел к калитке, прочь от дома. Рядом в воздухе болтался Злыдень, которого слизеринец держал мертвой хваткой за задние лапы. Пес извивался, пытаясь укусить похитителя, но тщетно. Просто он никогда не имел дело с Малфоями в гневе.
- Драко, - робко позвал Гарри, - ты это зачем?
Блондин обернулся. Зажатый в руке пес описал головой параболу.
- Кажется, у Гордона есть доберман, Поттер?
- Э… Да… Но…
- Отлично! Тогда пошли. Мне может понадобиться телохранитель.
Гарри двинулся за Драко, прикидывая, сможет ли защитить слизеринца четырехкратный победитель Волдеморта. Потому что неизвестно, с кем сражаться опаснее: с Волдемортом, или с Гордоном, которого разозлил Малфой.

- Гордон! - заорал блондин, подойдя к дому.
Из окна высунулась толстая морда.
- Сегодня я выиграю у тебя 10 фунтов!
- Почему это? – удивленно возмутилась она.
- Спустись и узнаешь!
- Ну? – поинтересовался Гордон, появившись на крыльце.
- Ставлю 10 фунтов, что этот пес, - Драко потряс Злыднем перед носом Гордона, - в два счета разделается с твоей болонкой!
Такого друг Дадли стерпеть не мог. И через пять минут троица направилась к гаражу у дома Малькольма. У последнего как раз сегодня родители уехали в гости.
Пока они шли, Гарри пытался завести разговор о негуманном обращении с животными. Но фраза: «Хочешь, чтобы я поставил на тебя, Поттер?» заставила его заткнуться.
У Малькольма горел свет и, конечно, намечалась вечеринка лучшей молодежи Литтл-Уингинга. Пари вызвало бурный ажиотаж, и все ринулись сооружать загон для будущего сражения. Во дворе как раз лежали брусья для починки ограды. Гарри лишь тихо порадовался, что Дадли сегодня оставался дома из-за приезда тетушки.
Бой удался на славу. Злыдень, доведенный Драко до маниакально-агрессивного припадка, моментально заставил Принца носиться от него по всему загону. 10 фунтов благополучно перекочевали в карман джинсов юного Поттера. Последний, как выяснилось к тому времени, был назначен не только телохранителем, но и казначеем. Естественно, у мордоворотов с Прайвет драйв возникло желание отыграться. Словом, в битву были вовлечены все доступные собаки. Злыдень продолжал быть на высоте. Пирс даже пытался отобрать у Камиллы Джордж спрятанного в дамской сумочке той-терьера, который опрометчиво был взят на вечеринку. Но Драко, как истинный джентльмен, вернул несчастное животное хозяйке, убедив всех, что эта шавка сдохнет, как только увидит своего противника.
В пять утра молодые маги убегали по Прайвет драйв от Гордона и его друзей, унося с собой все их карманные деньги на год вперед.
Драко открыл дверь непонятно откуда взявшимся у него ключом, и они тихо, как мыши, прошмыгнули к себе.
В комнате деньги были подсчитаны.
- Отлично, это только начало, - подытожил Малфой.
- Начало чего? – заволновался гриффиндорец.
- Я заставлю Мардж сполна заплатить за свои слова.
И на все дальнейшие нервные расспросы Гарри, слизеринец отвечал лишь: «Увидишь».

Следующий день прошел относительно спокойно, за исключением того, что:
А) Все Дурсли до ленча носились по Литтл-Уингингу, разыскивая Злыдня.
Б) Вернон, истошно вопя, приказал магам вести себя прилично, пока семейство поедет в город приводить Мардж в чувство.
В) Возле ограды целый день маячил все еще пылающий злобой Гордон. Драко никак не мог понять, чем тот собственно недоволен - ведь в Слизерине обычным делом было стравливать домашних животных, отнятых у первогодок.
Г) Злыдень приполз к вечеру. Его израненное тело и короткое замечание Драко о стае бешеных собак, терроризирующих округу, заставило Мардж выпить все бренди в доме и лечь спать.

Проснувшись ночью, Гарри обнаружил, что слизеринца нет в комнате. Нехорошее предчувствие, с которым маг сроднился с момента приезда Малфоя, снова перестало быть просто предчувствием. Так и есть. Под покровом тьмы на кухне, сильно напоминающей кабинет зельеварения, блондин с воодушевлением профессора Снейпа помешивал в кастрюле что-то страшно-зеленое.
- Что, что? Боже мой, какой кошмар… что… какой ужас! Что…это… Малфой?!!
- Это Малфой, - ответил Малфой, - а это зелье, которое он варит для нежно любимой тетушки Гарри Поттера. Кстати, подай мне сухой помет единорога. Он от тебя справа, в чашке мистера Дурсля.
- Ты положил помет единорога в чашку дяди Вернона?!
- Ты так орешь, словно я положил туда помет самого дяди Вернона. Отлично. Теперь дай немного крови девственной козы.
Протянув то, что раньше текло по венам девственной козы, гриффиндорец печально произнес:
- Поздравляю, Гарри. Хороший у тебя будет день рождения.
- А, я забыл, - не отрываясь от «котла», заметил Драко, - завтра же великий праздник всех магических времен и народов. Чудно! Тогда, заодно можешь считать это тебе подарком, Поттер.
И он посвятил именинника в свой план.

Утро после бессонной ночи было просто великолепным. Заспанный Гарри, спустившись вниз, сразу же попал в объятия тетушки Мардж.
- Мой дорогой Гарри! Как я рада тебя видеть! Как ты спал, мой хороший?!
Глаза Поттера полезли из очков наружу. Такого он не ожидал.
- Пойдем на кухню, мой мальчик. Дадли уже приготовил тебе завтрак.
За всем этим с чувством глубокого удовлетворения наблюдал Драко, стоя в дверном проеме.
Гарри сел за стол, и хмурый Дадли шваркнул перед ним тарелку с беконом. Мардж тут же за это набросилась на племянника:
- Как ты смеешь так обращаться с нашим дорогим именинником, противный мальчишка?!
Дадли засопел и сунул тарелку севшему рядом Драко.
- Спасибо, Дадли, - лучезарно улыбнулся блондин, - а ты почему не завтракаешь?
- Ему? Завтракать? Да эта свиная туша скоро в доме помещаться не будет! – трубила Мардж. - Совсем не следите за ребенком, - переключилась она на хлопающих глазами Вернона с Петуньей, - он должен стараться быть таким красивым, как Гарричка.
И она чмокнула черноволосого мальчика в макушку.
- Ну, конечно, до... Дра...
- Дракочки, - подсказал Гарри, за что немедленно получил сильный пинок под столом.
- …Дракочки ему никогда не добраться. Таких родителей, как вы, надо лишать родительских прав. А таких детей, как ты, Дадли, надо…
- …убивать в младенчестве, - услужливо подхватил Малфой.
Мардж все говорила и говорила, а Гарри, жуя бекон, подумал, что таких результатов модифицированное зелье Империус, добавленное тете в утренний чай, не давало еще никогда.

Когда Гарри только начал разворачивать первый подарок, присланный Гермионой, на пороге комнаты возник Драко.
- Поттер, собирайся!
- Куда? Зачем? И вообще, я открываю подарки! – запротестовал гриффиндорец.
- Тому барахлу, которое тебе прислали Уизли, ты успеешь порадоваться позже.
- Малфой!
- Собирайся, - проигнорировал его возмущение Драко, - не заставляй тетушку ждать!
- Что еще за…
Но слизеринец уже закрыл дверь.
Спустившись через пять минут, Гарри обнаружил, что Драко стоит возле машины дяди Вернона. Тетушка Мардж с улыбкой радостного Арагога уже сидела за рулем.
- Сколько можно копаться?! – недовольно протянул блондин.
- А дядя, он не… - начал Гарри.
- Он не, - успокоил его Драко, - поехали.
Как только они тронулись, мисс Дурсль сразу же включила самую попсовую радиостанцию в приемнике, причем так громко, что юных магов прибило к спинке сиденья.
- Я понял, Малфой. В мой день рождения ты решил устроить мне пытку.
- Прекрати, Поттер! А то я сейчас как размечтаюсь.
Поездка оказалась приятной. К орущей радиостанции прибавилась духота, тетушкино щебетание низким басом, к тому же Драко укачало.
Гарри в последний момент успел это заметить.
- Тебе, что, плохо?
- Но-р-маль-но, - сдавленное шипение.
- О, сейчас-сейчас, не двигайся.
Гриффиндорец максимально опустил стекла, продолжая говорить:
- Не думай об этом, лучше отвлечься. Я знаю, каково это. Тут уж ничего не поделаешь.
Мардж, похоже, на их проблемы не обращала никакого внимания. От свежего воздуха Драко немного полегчало. Гарри улыбнулся.
- Очень весело, Поттер?
Слизеринец отвернулся к окну, от которого веяло ветром.
- Да так, ничего особенного. Кому сказать, двух лучших ловцов Хогвартса укачивает в маггловских машинах.
- Кому сказать? – всполошился Драко, - никому не надо говорить, что двух лучших… Постой, ты сказал двух лучших?
- Ну, да, - рассеяно откликнулся Гарри, не заметив, какой комплимент он только что сделал. - Тебе, кстати, как? Уже ничего?
- Мне очень хорошо, - довольно отозвался Драко.

Наконец они подъехали к пункту назначения. Им оказался литтл-уингингский торговый центр.
- Идем покупать подарки, сладенький, - проворковала Мардж, обращаясь к Гарри. - Тебя ждет расчудесный день рождения.
Вначале, и это, конечно, была идея Драко, они отправились в отдел одежды. В бутике Хьюго Босс Драко выбрал себе дюжину рубашек, несколько галстуков и четыре костюма, потому что не мог определить, какой из них лучше. Гарри же потерянно бродил среди вешалок. Только один раз он осмелился подойти к одному из пиджаков, но цена на ярлычке завопила «Повесь меня назад!».
- Малфой, - заметил гриффиндорец, глядя на груду упаковок у кассы, - вряд ли у тетушки Мардж хватит денег, чтобы все оплатить.
- Это уже будут ее проблемы, - пожал плечами блондин.- Я же сказал, Поттер она заплатит за все, - в тоне Драко звучал металл. - Кстати, эта рубашка тебе подойдет. И выбери себе что-нибудь, а то с тобой ходить стыдно.
«Черт возьми, это же мой день рождения, - сказал себе Гарри, - могу я делать все, что захочется, хотя бы один раз в жизни». И он решительно направился к так напугавшему его пиджаку.
Из Хьюго Босс они отправились в Кельвин Кляйн. Периодически Драко забраковывал вещи, выбор которых Гарри вымучивал в тяжелых раздумьях, и решал за него сам. Мардж тупо улыбалась, ахала от восторга и сыпала кредитками. Вскоре по магазину разнесся слух, что торговый центр подвергся нашествию двух юных голубых, которые забавляются игрой «Одень своего партнера» и старой педофилки, которая все оплачивает. Слух укрепился, когда блондин потащил своих спутников к парфюмерному отделу.
- Малфой, - упирался Гарри, - напоминаю, что мы – мальчики, а туда ходят девочки.
- Я, конечно, понимаю, что Шляпа отправляет в Гриффиндор только тех мальчиков, которые отвратительно пахнут, – ответил на это чистокровный маг.
- Ага, значит, напрашивается вывод, что в Слизерин она отправляет только тех мальчиков, которые пахнут, как девочки, - парировал Гарри.
- Ты придурок! – сердито оборвал его Драко и отправился к стенду с мужскими одеколонами.
Из парфюмерного отдела они переместились в зал аудио- и видеотехники. Драко взял себе отличный новый плеер, диски к нему и видеокамеру со словами: "В Хогвартсе пригодится!"
- Может, тебе очки новые выбрать, Поттер? – вслух размышлял блондин, разглядывая витрины отдела оптики. – Впрочем, нет. Тебя тогда Волдеморт не узнает, когда придет убивать.
Потом они поехали во французский ресторанчик. Когда подали третий по счету самый дорогой десерт, Драко поинтересовался:
- Есть ли в этом захолустье еще места, где можно потратить кучу денег?
- Мы и так их уже достаточно потратили, - возразил Гарри, лениво ковыряя экзотические фрукты.
- Да, но у мисс Дурсль они еще остались, - со значением пояснил слизеринец.
Мардж радостно закивала.
- Нет, кругом одни мелкие лавочки и дешевые кафе. Нам больше негде тратить деньги, Малфой.
- Тогда поможем родной школе святого Брутуса.
И всю дорогу домой Малфой объяснял тетушке Мардж, почему она должна перевести оставшиеся сбережения в Фонд Помощи необычным детям Британии. Именно под таким названием знали в мире магглов счет Школы Хогвартс.
Уже на Прайвет драйв возле небольшого продуктового магазинчика Драко велел остановить машину. Взяв у Мардж один фунт, он зашел внутрь и вскоре вышел с конфетой Чупа-Чупс.
- Мы совсем забыли о Дадли. Он же обидится, - объяснил Малфой Гарри.

Дома царила гнетущая атмосфера. Это стало понятно сразу, как только они вошли. Предоставив Мардж взять родственников Поттера на себя, подростки принялись разбирать в комнате покупки. А запертую дверь время от времени сотрясали удары карамелькой Чупа-Чупс.
Поздно вечером юные волшебники отправились праздновать день рождения Гарри в компании цветника Литтл-Уингинга.
Еще у входной двери на них напал Дадли. Но Мардж сработала за службу спасения. Она спустилась вниз, чтобы отдать Драко все подарки, которые подарила младшему Дурслю. Аристократ широким жестом пожертвовал все это на благотворительность. Этим он вызвал слезы умиления у тетушки Мардж и даже подвергся объятиям.
День рождения Гарри затянулся до утра. Возвращаясь, они успели помахать рукой такси мисс Дурсль, которая за ночь разругалась с семьей брата на веки вечные.
- И это я еще был великодушен в своей мести, - сказал Драко Гарри, когда они поднимались по лестнице.
Гриффиндорец открыл дверь комнаты. На полу, кроватях и столе валялись куски какой-то черной материи.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Глава 5. часть 1

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 4:01 am

В тот день Петунья совершила ошибку, отправив юных магов подстригать кусты жимолости в саду.
- Как в вашей деревеньке все просто, Поттер, - объявил Драко, выходя на крыльцо. – Один день – уборка дома, другой – сельскохозяйственные работы. Тут даже Трелони смогла бы предсказывать.
Гарри лишь отмахнулся.
- Иди лучше секатор принеси.
- Ты уверен, что это будет лучше? – поднял брови блондин.
Однако за инструментом все же пошел. И принес два секатора, так как у Дурслей был запасной.
- Ты тоже хочешь подравнивать кусты? – с сомнением поинтересовался Гарри.
Вместо ответа Драко подкинул садовые ножницы так ловко, что они воткнулись острыми концами в землю.
- Умеешь так, Победитель-Не-Пойми-Кого?
- В этом нет ничего сложного, мне кажется, - пожал плечами гриффиндорец.
Взяв протянутый ему секатор, он немедленно потерпел неудачу.
- Нужны определенные движения руками, - снисходительно пояснил Драко. - Смотри, берешь вот так….
Еще одна неуспешная попытка засвидетельствовала, что все-таки нечто сложное в этом есть.
- Ну и косорукий ты, Поттер, - хмыкнул Малфой.
Он небрежно перебросил ножницы через плечо, и они аккуратно воткнулись в почву возле его небольших каблуков.
- Если ты смог, я тоже смогу! - крикнул косорукий.
Вскоре Гарри освоил азы нехитрого мастерства, и они с Драко начали азартно швырять секаторы во все клумбы сада Дурслей. За этим приятным занятием их и застала вышедшая с инспекцией Петунья. Лишение обеда стало исходом в принципе предсказуемым, но от этого не менее неприятным. Живую изгородь надлежало подстричь к ужину.
- Будь я на твоем месте, а ты на моем, ты обязательно сказал бы: «все из-за тебя, Поттер!» - не преминул съехидничать Гарри.
- Я и со своего места могу это сказать, - Драко прислонился к деревцу, сложив руки. - Нас лишили помойки, которую магглы почему-то считают съедобной, исключительно из-за того, что ты неумеха, Поттер.
- Знаешь что? Бери-ка ты ножницы! Половина изгороди твоя, Малфой. Я с ней ничего делать не буду! И если у нас не будет и ужина, то мне плевать.
К удивлению Гарри, Драко принялся за работу. Он весьма элегантно подровнял один маленький кустик, и гриффиндорец, успокоившись, занялся своей частью изгороди. Когда он снова взглянул в сторону Драко, то с ужасом обнаружил, что последний оставил от пяти самых лучших кустов жимолости одни пеньки с двумя криво торчащими ветками. Ужас усугублялся тем, что пеньки вплотную примыкали к общественному тротуару.
- Э Т О Ч Т О? – только и смог выдавить Гарри.
- Решение в самом модном дизайнерском стиле, - гордо объявил Драко - Минимализм эпохи расцвета Гриндельвальдов. Что ты так смотришь? Это последний шик, гарантирую. У нас в Имении все подземелья отделаны в этом стиле.
- В Имении Малфоев подземелья уставлены кадушками с такими же обглоданными растениями? - не понял Гарри.
- Я про общую концепцию, дурик. У нас в подземельях тоже все очень скромно. Мебели мало. Одни кандалы и приспособления для пыток. Минимализм, одним словом. Твои Дурсли лопнут от восторга, когда увидят эту красоту.
Племянник тех, кому светило лопнуть от восторга, спорить не стал. Взяв с дизайнера честное слово больше к кустам не подходить, Гарри принялся доделывать остальное. Слизеринец же беспрепятственно проник на кухню (благо Петунья отдыхала в своей комнате) и забрал оттуда все самые большие ножи. Полчаса Драко развлекал себя метанием столовых приборов и секатора в сарай. Посмотреть на это слетелось несколько фей Прайвет Драйв, а также, совершенно не подумав, друзья Дадли Пирс и Гордон. Заметив Гордона, Драко вспомнил, что именно его кулак ни один раз грозился обезобразить отмеченные строгой красотой фамильные черты семейства Малфоев. Слизеринец воспользовался присутствием прекрасной половины человечества, вытащил парня из толпы, и взял его, как говорится, на слабо. После этого Гарри бросил возиться с жимолостью и в обществе остальных еще полчаса с интересом наблюдал, как Драко метает ножи в стену сарая, к которой в панике прижимается Гордон. Все кончилось хорошо, Гордон отделался четырьмя глубокими порезами и многочисленными царапинами.
Пока Гарри заделывал самые большие дырки в сарае, Малфой в гостиной услаждал миссис Дурсль светскими беседами, основной темой которых было дизайнерское искусство. Хотя перспектива большого взрыва Дурслей от вида жимолости была более чем привлекательна, чистокровный маг решил, что с этим спешить не стоит. И попытался подготовить почтенную женщину к ожидавшей ее красоте. Но, то ли Драко плохо ее подготовил, то ли дизайнерские идеи от магического кутюра ей были не доступны, так или иначе Петунья лопнула. От злости. Последствия аварии были самые плачевные – лишение ужина.
- Я тебе даже говорить ничего не буду, - устало произнес Гарри, когда за Петуньей захлопнулась дверь.
- Абсолютно правильно, Поттер, не говори ничего, - перебил блондин. - Ты, когда молчишь, умнее выглядишь. О, я вижу наш сегодняшний ужин.
У поворота раздалось уже привычное хихиканье: к дому Дурслей приближалась Камилла Джордж.
- Ты что, ее съесть собираешься? – с некоторой тревогой спросил Гарри. Кто знает, на что способны голодные слизеринцы?
- Я похож на Хагрида, Поттер?

Оставив гриффиндорца возмущаться, Драко завел привычную великосветскую беседу с женским полом. Результатом беседы стал огромный пластиковый пакет с кучей горячей еды из ближайшего ресторанчика.
Остаток вечера прошел весьма приятно. Запершись в комнате, они поглотили неимоверное количество пищи, завершив трапезу очередным фруктовым пирогом от Молли Уизли. И даже наглое заявление Драко о том, что мать Рона готовит почти также хорошо, как домашние эльфы Имения Малфой, не испортило Гарри настроение.
Краткий курс молодого метателя секаторов, стрижка изгороди, заделывание дырок – все это изрядно утомило юного Поттера. Он заснул как убитый. Сквозь сон ему показалось, что открывается дверь. Но, скорее всего, это была лишь часть сновидения.
Утром Гарри разбудили вопли тетушки Петуньи. Но не привычная пожарная сирена "Гарри Поттер!!!", а нечто, продиктованное ужасом. Мальчик распахнул глаза. В комнате было непривычно темно. "Тетушка и правда не в себе. Орет среди ночи", – сердито подумал племянник. Но тут он понял, что рассвело уже давным-давно. Однако дневной свет не имел никакой возможности проникнуть в комнату, ибо окно снаружи закрывали огромные зеленые заросли то ли лиан, то ли чего-то совсем непонятного. Гарри подскочил к подоконнику. Раскидистые ветви мило напомнили ему старый добрый фильм про Тарзана. Сквозь сень листвы он разглядел, что амазонская сельва не ограничилась только участком Дурслей. Девственный лес простирался по всей Привет Драйв, поглощая цивилизацию. Отовсюду раздавались на разные голоса самые смелые английские ругательства. Очевидно, соседи тоже успели подойти к окнам.
- Малфой! – Гарри бросился к постели гостя. Драко спал с такой светлой улыбкой на лице, что напоминал ангела.
- Малфой, вставай!!! – затряс его мальчик.
Ответом было нечто нечленораздельное, а затем спящий перевернулся на другой бок. Гарри боролся с ним минут десять, а потом просто опрокинул на него остатки минеральной воды, купленной вчера вместе с ужином.
- ПОТТЕР, ТЕБЕ ЖИТЬ НАДОЕЛО?! – заорал ангел, вскакивая.
Вместо ответа мальчик показал на окно. В дальнейшем, когда Драко начинал разговор о том, что все Малфои умеют врать, его неотступно преследовало скептическое лохмато-очкастое хмыканье. Потому что в ту минуту по выражению его лица Гарри немедленно понял все. По выражению лица ангела, удовлетворенно созерцающего результат своей гадости.
- Малфой, - страдальческий голос, - одно только слово: зачем? Ты что бойскаут-озеленитель? Или из общества " Поможем бездомным мартышкам"? А может, в приступе лунатизма тебе снилось, что ты сошел с ума на уроке Гербологии? Какого черта….
- А с чего ты взял, что это я? – наконец смог вставить свой возмущенный голос Драко. – Я спал, ты меня разбудил самым бесчеловечным образом.
- Ты несколько дней назад также будил моего кузена!
- Бесчеловечный, значит нельзя применять к людям, Поттер. Что ты на меня орешь? Я невинен, как младенец.
И тихий светлый взгляд невинного младенца осветил комнату, как луч солнца. Но Гарри уже готовый возненавидеть Драко за все предыдущие, а главное – последующие неприятности, лишь заорал еще громче:
- Да! Ты мне напоминаешь одного младенца!!! Которого я видел на кладбище после Трехмагового Турнира!!!
Малфой повернулся.
- Прости, Поттер, - мягко произнес он, - я начинаю за тебя беспокоиться. Скажи, что ты делал на кладбище с младенцем? И почему он похож на меня? Гермиона Грэйнджер попросила тебя закопать придушенного нашего с ней внебрачного сына?
- Не смешно! – мрачно отрезал Гарри. - Тем младенцем был Волдеморт.
Эта фраза повергла блондина в долгие раздумья.
- С одной стороны, Поттер, я должен тебя убить. Мысль о том, что такой красавец, как я, может походить на Волдеморта – оскорбление. С другой стороны, я готов попросить тебя повторить это как-нибудь при моем отце. Такого шикарного комплимента в его присутствии мне еще никто не делал.
- Ты немедленно устранишь все эти безобразия! – железным тоном потребовал Гарри.
- Понятия не имею, как это делается, - пожал плечами Драко. – Я сварил зелье, только усиливающее рост растений.
- Так значит надо варить противоядие, или противоростие! То есть…
- Извини меня, Поттер, - сокрушенно произнес Малфой, - но я понятия не имею, что такое ПРОТИВОРОСТИЕ. Значит, и сварить его не смогу.
Если бы в этот момент сирена-Петунья и сирена-Вернон не призвали юных магов вниз, на земле одним Малфоем стало бы меньше.

- Вот к чему привело бесконтрольное увлечение миссис Дурсль садоводством, - качал головой Драко, стоя возле дяди Вернона. Тот тяжело дышал и, не останавливаясь, пил бренди. Гарри капал валериану стонущей в кресле тетушке.
- А, казалось бы, такое невинное хобби, - продолжал свои назидательные речи слизеринец. - Хорошо еще, что ваша супруга каких-нибудь животных не разводит. Свиней, например.
После этих слов он почему-то взглянул на сопящего рядом Дадли. Настроение у Драко было отличное. Юный Малфой с блеском выдержал получасовое дознание на тему "это сделали вы, мерзавцы". Сначала Драко упирал на запрет заниматься магией, потом произнес речь о презумпции невиновности. Это почему-то не очень подействовало. Тогда с помощью изощренных логических построений блондин практически доказал Вернону и Петунье, что он и Гарри не такие дураки, чтобы устраивать на Прайвет Драйв джунгли, ибо понимают, что подозрение в первую очередь падет на них. Точку в окончательном оправдании поставило предложение Драко поклясться здоровьем собственного отца. Сцена смотрелась бы донельзя патетично, если бы не хихикающий в углу Гарри. В итоге исключительно со злости и из принципа только Дадли не поверил, что юные маги не причем. За это Драко немедленно "вспомнил", что рассыпанные по земле кокаин и марихуана вызывают бурный рост растений, а потом поинтересовался, не выходил ли Дурсль-младший ночью в сад. Гриффиндорцу оставалось только удивляться, как Малфой поднаторел в названиях наркотиков, изучив всего лишь агитационную брошюру "Скажи "нет" зависимости".
- Вы двое, - слабым голосом приказал Вернон, - живо убирать всю эту мерзость в саду.
У Гарри распахнулись от возмущения глаза, и открылся рот. Но Драко опередил его.
- Мистер Дурсль, - серьезно произнес блондин, садясь напротив толстяка, - я должен сказать, что у вас очень мало шансов стать премьер-министром Британии.
Петунья тихо застонала в кресле, очевидно, от отсутствия карьерных перспектив у мужа.
- Что ты мелешь?! – рявкнул на Драко Вернон.
- К сожалению, это так, мистер Дурсль, - тоном заправского психолога продолжал Малфой. – Вы же до сих пор не знаете, что приказы следует отдавать только тогда, когда вы абсолютно уверены, что их выполнят. Это принцип всех правителей. Если вы, конечно, понимаете, что я хочу сказать, мистер Дурсль.
- Хватит молоть языком, умник! Быстро в сад! – издал нечто рычащее явный аутсайдер в гонке за министерский портфель.
- Значит, не понимаете, – сделал вывод Драко. -Хорошо объясню все на пальцах. НУ, КАК МЫ, ПО-ВАШЕМУ, БУДЕМ ЭТО УБИРАТЬ? - завопил он Вернону прямо в ухо.– ТАМ ЖЕ ДЕРЕВЬЯ! И ЕЩЕ МЕРЛИН ЗНАЕТ ЧТО! Вы хотите, чтобы потом в газетах написали, как в саду Дурслей были обнаружены два трупа подростков, один из которых был красив настолько, что его не изуродовала даже смерть?!
- Звучит неплохо, - проворчал дядя Вернон.
- Насчет красивого, это ты про меня? – поинтересовался Гарри.
- А кто такой Мерлин? – спросил Дадли.
Секунду Драко раздумывал, сосредоточенно разглядывая собеседников.
- Отвечаю по порядку. Запомните, каким по счету был ваш вопрос, господа. Может, звучит и неплохо, но выглядеть будет отвратительно, - повернулся он к мистеру Дурслю. - Ха-ха с двумя кисточками, - небрежный жест рукой в сторону Гарри. - Да-это-там-один, ты-его-не-знаешь. Дадли, мой мальчик, последний ответ тебе. Лучше я тебя предупрежу, а то ты наверняка уже сбился со счета.

Теперь соображали уже все остальные. Вернон размышлял, что хуже: избавиться от учеников Школы Магии ценой дурной славы о саде Дурслей или терпеть их оставшееся до осени время. Гарри отчаянно пытался придумать ответную гадкую реплику, но дальше "Ха-ха с тремя кисточками" дело не пошло. Дадли решал, как же все-таки добиться, чтобы физиономия Драко перестала быть красивой. Первым сдалось старшее поколение.
- Пошли вон в комнату, негодные мальчишки! - простонал Вернон. - Чтобы я вас не видел!
"Придумаю по дороге", - решил Гарри, направляясь по указанному маршруту. "Пойду к холодильнику, там придумаю", - решил Дадли, направляясь в противоположную сторону. Драко же перед тем как тоже куда-нибудь направиться, милостиво посмотрел на распластанного в кресле хозяина дома.
- Может, вы и станете премьер-министром, мистер Дурсль. Во всяком случае, уже начинаете отдавать разумные распоряжения.

- Ну вот и все. А ты боялся, - продекламировал слизеринец, пока они поднимались по лестнице. - Что мы, Малфои, умеем, так это улаживать конфликты с начальством.
Гарри все еще продолжал работать над созданием Ужасно Гадостной Реплики, поэтому не ответил.
- Улыбнись, Поттер. Жизнь начинает быть захватывающей!
С этими словами Драко взялся за ручку двери и …. вдруг замер. В комнате были слышны голоса.
- Мы ждем друзей, Поттер?
Ответом были взъерошенные волосы и испуганные глаза.
- Значит, это враги, - Малфой все еще продолжал держаться за ручку.
- Твой отец, - пробормотал Гарри.
- Волдеморт, - эхом ответил Драко.
Мальчики снова переглянулись, снова посмотрели на дверь.
- Может, как истинные герои, слиняем пока не поздно? – неуверенно предложил блондин.
- Куда? Мы даже из дома выйти не можем из-за твоих ботанических упражнений!
Еще несколько секунд они прислушивались. Если это и был Волдеморт, то какой-то очень тихий. Во всяком случае, больше из-за двери никаких звуков не доносилось.
- Так, - собираясь с мыслями, заговорил Драко, - призовем извечный малфоевский оптимизм. Со мной Мальчик-Который-Выжил, а выжил он потому, что Волдеморт не смог его убить. Следовательно, не сможет и сейчас. А это значит, что и я вместе с ним как-нибудь проскочу.
Гарри хотел предупредить Малфоя особо на такую логику не рассчитывать, но не успел. Дверь рванули изнутри, и все еще державший ручку Драко кубарем влетел в комнату. Сразу же какая-то неведомая сила затянула туда и юного Поттера. Затянув, сила принялась бить его по плечам, бокам и ногам, вопя:
- Ты цел?! Парень, ты цел?!
Рядом от аналогичной процедуры отбивался слизеринец, крича:
- Авада Кедавра! Отстаньте от меня!! Я применю Аваду Кедавру!!
И тут где-то в глубине комнаты прозвучал спокойный, уверенный голос:
- Ну, Северус, Аластор, будет вам. По-моему, и так ясно, что с мальчиками все в порядке.
Это был Альбус Дамблдор.
- Да я сам уже вижу, - проворчал профессор Снейп, отпуская Драко. - Вы, кстати, в самом деле хотели применить непростительное заклинание, мистер Малфой?
Гроза всех приспешников Волдеморта Шизоглаз Хмури тоже выпустил Гарри. Его магический глаз начал вращаться очень подозрительно.
- А Гарри ли это? И Драко Малфой? Мы могли опоздать! Профессор, доставайте Веритасерум!
Юный Поттер сердито хмыкнул. Аластор Хмури, очевидно, решил сделать традицией здороваться с ним при помощи поисков Веритасерума.
- Не надо, Северус, - остановил директор Снейпа, с неохотой полезшего в карман. - Поверьте мне, это Гарри и Драко.
- Я в этом тоже уверен, - буркнул Снейп. - Так как там с непростительным заклинанием, мистер Малфой?
- А что мне было делать?! – принялся защищаться Драко. - Набросились, избили. Я думал, что это Волдеморт.
- Волдеморт! – протрубил Шизоглаз, что-то вспомнив. - Он где-то здесь! Мы прибыли немедленно!
- Волдеморт здесь? – пробормотал Гарри.
Драко ничего не сказал, но сильно побледнел.
- Неожиданная атака из-за кустов! То есть при помощи кустов! - продолжал трубить Хмури. - Ничего подобного мы не ожидали! Враг отрезал путь к отступлению, замуровав дом в зеленых насаждениях!
Провозглашая это, Шизоглаз мотался по маленькой комнатке из угла в угол, потрясая своим посохом. Дамблдор, удобно устроившись на кровати, смотрел на него с легкой улыбкой.
- Если убрать патетику, - начал Снейп, когда заслуженный аурор замолчал, - то мистер Хмури прав. Это и впрямь крайне неожиданный демарш, на который Темный Лорд, очевидно, решился внезапно. Во всяком случае, когда я три дня назад с ним разговаривал, он…., - при этих словах профессор зельеварения покосился на слизеринца и умолк.
- Мы должны быть бдительнее! – снова загремел Хмури. – Если бы директор не зафиксировал здесь применение магии, то могло случиться страшное! Министерство ничего не заметило!! Враг стал очень хитер!! Необходима постоянная бдительность!!!
Испытав огромное облегчение, Гарри опустил голову вниз, стараясь не рассмеяться. А вот вид Драко свидетельствовал о том, что он сейчас предпочел бы разбираться с Волдемортом, чем с присутствующими.
- Так значит это он? – с широко раскрытыми от избытка честности глазами подхватил общую панику блондин. - А я думал, что это магглы так странно сажают….
- Мистер Малфой, - вдруг произнес своим до невозможности мягкий голос Дамблдор, - это вы сделали?
И тут наступил еще один исторический момент, на которые оказалось так богато это лето. Поттер увидел, как Малфоя застали врасплох. На него тут же засверкали пять обыкновенных глаз и один магический.
- Как вы могли такое подумать, Директор? У меня и палочки-то нет.
- Я знаю. Сам ее забрал у вас перед отправлением сюда. Как вы это сделали, я спрошу у вас позже. Пока ответьте: это вы? - и Дамблдор улыбнулся так мягко, что Драко немедленно стало плохо.
- Это не я, - выдавил он из себя.
- Мистер Малфой…. – Дамблдор улыбнулся еще мягче, что казалось невозможным еще секунду назад.
- Это я.
"Какой позор! Малфой раскололся меньше, чем через пять минут после начала дознания. Если папа узнает, он не переживет", - замелькали мрачные мысли в голове у чистокровного волшебника.
- Он только что сознался, что он приспешник Волдеморта? – переспросил Хмури.
Гроза преступников не мог смириться с тем, что на данный момент врага нет в наличии, и начал выбирать его из присутствующих.
- Нет, Аластор, нет, - успокоил Дамблдор аурора. - А теперь меня интересует, как вы это сделали, мистер Малфой?
Драко пребывал в морально уничтоженном состоянии оттого, что посрамил честь своего великого рода, поэтому, не взирая на ОЧЕНЬ мягкую улыбку Директора, смертоносный взгляд Снейпа и бешено вращающийся глаз Хмури, сжал губы и отвернулся, как партизан на допросе.
- Понятно, - констатировал Дамблдор. - Делать нечего. Профессор, все-таки доставайте Веритасерум.
Гарри отметил, что на этот раз, Снейп полез в карман с гораздо меньшей неохотой. Отметил это и Малфой. Прикинув, что под Веритасерумом он может рассказать собравшимся еще много чего, не относящегося к делу, но тоже очень интересного, слизеринец решил облегчить свою душу чистосердечным признанием.
- Так-так, значит, обходной путь заказа зельев, - задумчиво произнес Директор, не очень хорошо вздохнув. - Все ясно. Мистер Малфой, вы поступили крайне безответственно…. Впрочем, - вдруг спохватился Дамблдор, - это же вы у нас профессионал в чтении нотаций, Северус.

- Мистер Малфой, - с готовностью загремел профессор зельеварения, - что вы здесь вытворяете?! Что за дурацкие…
- Одну минуту, Северус, подождите, пожалуйста.
Снейп замолчал, словно на нем кто-то в нем нажал кнопку "пауза".
Директор Школы Магии и Волшебства извлек палочку и произнес заклятье непроницаемости звуков.
- Прошу вас, продолжайте.
- Что за дурацкие развлечения?! – кнопка "пауза" была отжата. - Зачем вас сюда поселили?! О вашей безопасности заботятся!!! А вы что тут устроили?!
- Это была самозащита, - начал оправдываться Драко, отступая к двери. Разъяренный декан двигался на него.
- Вам было сказано сидеть тихо!!! Ведете себя, как пятилетний!!
- Я тебя сейчас в Азкабан на три месяца, - решил поучаствовать в педагогическом процессе Хмури.
- За что?! – взвился от негодования Малфой. - Запихнули меня на каторгу, а теперь еще и тюрьмой угрожаете!! Вы бы видели этих магглов!!! Пожили бы здесь!!! Испытали бы то, что я!!!
Последнее было произнесено таким несчастным тоном, что лица присутствующих должны были немедленно просветлиться от сострадания к несчастному. Но вместо этого Снейп сложил руки на груди с самым критическим видом.
- Что-то мне подсказывает, что ваши страдания были не слишком незаслуженными. Могу я поинтересоваться, не ваш ли длинный язык, мистер Малфой, привел в бешенство родственников мистера Поттера?
- А если бы вы знали, как они обращаются с Гарри …- поняв, что на сочувствие к своей персоне вряд ли можно надеяться, Драко решил сыграть на всеобщей любви магического мира к Мальчику-Который-Выжил.
- Но, несмотря на это мистер Поттер никогда не засаживал их лужайки магическим черти-чем, - опять не поддался на провокацию декан Слизерина.
Гарри готов был упасть в обморок. Сам Северус Снейп ставит его в пример Малфою! Да за одно это можно забыть все летние неприятности.
- Может, это потому, что Поттер не силен в зельях? – осторожно предположил Драко.
- О! Хорошо, что вы мне напомнили, мистер Малфой, - неожиданно сменил тему Снейп и повернулся к гриффиндорцу. - Вы, конечно же, и не подумали за лето подтянуть зельеварение, мистер Поттер?
"Все испортил", - грустно отметил Гарри.
- У вас, разумеется, были более важные дела, мистер Поттер. А то, что….
- Сейчас не об этом, Северус, - вернул педагога в нужное русло Дамблдор.
- Извините, Директор. Так что вы вытворяете, мистер Малфой?! - снова зашумел декан. - Вам делать нечего?! Я могу подыскать вам занятие в виде тройного домашнего задания на лето!!
- В Азкабан на три месяца, - гудел свое Хмури. - Кстати, и родитель ваш там до вас не доберется. Альбус, - повернулся аурор к Директору, - по-моему, это идея.
После такого пассажа у Драко в голове появилась мысль, что в доме родственников Поттера, в сущности, не так уж плохо.
- В этот раз не стоит, Аластор, - покачал головой Дамблдор.
Он уже откуда-то извлек мятные конфеты и с удовольствием их ел.
- А не в этот раз, это значит в какой? – упавшим голосом поинтересовался Драко.
Директор отправил в рот очередной леденец.
- Когда он наступит, я вам сообщу, мистер Малфой.
"И не подавится ведь, гад", - подумал слизеринец с горечью.
- Вы вызубрите весь учебник для шестого курса по зельеварению! – снова навис над своим учеником декан. - Я лично буду экзаменовать вас в первый день учебы! Вас, Поттер, кстати, тоже.
Гарри пообещал себе убить Драко сразу же, как цвет магического мира покинет Прайвет Драйв. Дамблдор меж тем разворачивал уже пятую конфету. Хмури решил не тратить времени даром и обследовал помещение на предмет наличия Упивающихся Смертью, боггартов, дементоров, вампиров и т.д.
- Плюс к учебнику дополнительный трактат по ядам! - не мог остановиться Снейп.
"Не просто убью, а запытаю до смерти", – решил Поттер.
- Подождите, Северус, - подал голос, а вместе с ним и надежду Дамблдор. - Мне кажется, у мистера Малфоя уже есть занятие на лето. Насколько я помню, речь шла о том, чтобы он восполнил свои пробелы в знаниях по маггловедению, - снова невыносимая мягкая улыбка.
- О, с этим все в порядке, - поспешил заверить преподавателей Драко. - Пробелов больше не осталось.
- Что конкретно вы узнали, мистер Малфой? - Снейп, как истинный декан Слизерина, никогда не верил своим подопечным на слово.
- Что такое наркотики, национализм, расизм, тяжкие телесные повреждения, - тоном прилежного ученика принялся перечислять Драко.
Профессор зельеварения удовлетворенно кивал его ответу до тех пор, пока хорошо ориентирующийся в немагическом мире Дамблдор не разъяснил остальным суть этих понятий.
- Мистер Малфой!!! – в очередной раз взревел Снейп.
- В Азкабан на пять месяцев, - добавил срок Хмури.
- Я еще объяснял про электричество и права женщин, - поскольку угроза зубрить зельеварение стала призрачной, Гарри решил проявить немного гриффиндорского великодушия.
- Про наркотики и расизм мне тоже рассказал Поттер, - чисто по-слизерински отблагодарил за гриффиндорское великодушие Драко.
Лицо декана исказила недовольная гримаса.
- Мистер Малфой, вы сами себя слышите? Гриффиндорец дурно повлиял на слизеринца! Не позорьте свой факультет.
- Боюсь, мне придется сформулировать ваше задание более определенно, - покачал головой Директор. - В мире магглов существует не только это. Есть еще искусство, наука, общественные институты. Вот один из них вы и изучите. Возьмите медицину или социологию.
- Пусть мальчик изучит систему наказаний за правонарушения, - мрачно предложил Хмури. - Чувствую, ему это пригодится.

- Хорошо, - кивнул Дамблдор, - пусть будет юриспруденция. Это для вас, действительно не лишнее. Еще, мистер Малфой, - Директор улыбался все мягче, вызывая нестерпимый зуд от желания раскаяться во всех своих темных делишках, - вы прочтете хотя бы одну маггловскую книгу. Только не тонкую брошюру, а трехтомник. Можно больше. И посмотрите хотя бы один маггловский фильм. Гарри, прошу тебя, подбери Драко что-нибудь подходящее.
- Завтра по телевизору как раз будет "Разум и чувство", - стараясь не выглядеть уже откровенно злорадным, предложил гриффиндорец. - Это классика. По одному роману.
- Прекрасно, - в дело снова вступило Главное Управление по Нотациям, - юриспруденция, книга и фильм. Первого сентября мы с Директором примем у вас летний зачет. И если вы не будете ничего знать, я лично сниму пятьсот баллов со Слизерина в конце учебного года!
"Как это несправедливо", - мелькнуло в голове у гриффиндорца, - "из-за летних неприятностей одного ученика пострадает весь факультет. На месте Малфоя я бы попросил о каком-нибудь взыскании вместо снятия очков".
- Если вы не скажете, что это из-за меня – снимайте, - тут же согласился слизеринец.
- Мистер Малфой, мы повесим это на доске объявлений, - пообещал ему декан, а Директор улыбнулся так, что Гарри и Драко сразу стало ясно, почему при одном упоминании имени могущественного волшебника трепещут все недруги.

- Ладно, - сказал Снейп, - думаю, нам здесь уже нечего делать. Пора, у меня еще сегодня Собрание, - его взгляд упал на слизеринца, - в смысле … совещание. Последствия этого, гм…., - еще один взгляд на Драко, на этот раз смертоносный, - устранять не будем?
- Боюсь, это видели уже слишком много магглов, - вздохнул Дамблдор. - Ничего, спишут на еще одно необъяснимое явление. Постарайтесь приятно провести остаток лета, мальчики, - и он выдал очередную фирменную улыбку.
- Не забывайте о постоянной бдительности, - напутствовал их Шизоглаз.
- Да, мистер Малфой, - развернулся уже собравшийся аппарировать профессор зельеварения, - сдайте мне остальные ингредиенты, которые вы заказали.
- Я купил только для одного зелья, - искренне ответил ученик.
Минуту Снейп буравил его глазами. Драко было тяжело, но он держался.
- Достаю Веритасерум, - объявил декан, извлекая склянку.
Вздохнув, блондин полез под матрас своей кровати.
- О, - сказал Снейп, получив один флакон.
- Ого, - второй флакон.
- Что?! – третьим был мешочек.
Четвертый вызвал рев "Мистер Малфой"!!!
- Альбус, ты подумай насчет Азкабана, - посоветовал Хмури, изучив компоненты через плечо зельевара.
И вся компания с легким хлопком аппарировала.
Некоторое время Поттер и Малфой молча созерцали свое существование, пытаясь найти в нем хоть что-нибудь хорошее. Гарри обнаружил первым.
- Так значит, Малфои умеют улаживать конфликты с начальством? Хотя, если учесть перспективу Азкабана….
Драко сосредоточенно разглядывал плоды своих садоводческих усилий.
- И если учесть угрозу исключения из Школы, - продолжал наслаждаться Гарри.
- Поттер, - тихо произнес слизеринец, - тебя не учили определять по внешнему виду, когда человек хочет набить твою физиономию?
- Нет, - на мгновение растерялся гриффиндорец.
- Посмотри на меня и хорошенько запомни. Он выглядит именно так.
- Да ладно тебе, - тут же принялся гасить ссору Гарри, но не удержался и добавил. - И все-таки этот день определенно удачный. У тебя забрали все твои зелья, следовательно, я могу спать спокойно.
И вот тут массу хорошего нашел в своей жизни Драко. Настолько хорошего, что очень мило улыбнулся и почти ласково произнес:
- Поттер, ты самый наивный человек в истории магии. НИКОГДА не клади все яйца в одну корзину.
И Малфой откинул матрас на кровати Гарри. Из груди брюнета готов был вырваться вопль отчаяния. В углу зловеще поблескивали аккуратно сложенные маленькие бутылочки и пакетики.

Спасательные службы прорубили тропинку от двери до улицы только к позднему вечеру. Все это время юные маги сидели в комнате. Гарри занимался сочинением многочисленных посланий своим еще более многочисленным друзьям. Драко изучал "Квиддич сквозь века", исписывая книгу Поттера издевательскими пометками. Благо, выходить им не разрешалось, поэтому чистокровному магу с изучением маггловской литературы можно было повременить.
Когда обитатели дома получили долгожданную свободу, Дурсли в полном составе немедленно ринулись на выход. Главным образом, убедиться, что не им одним не повезло этим летним днем. Потом осторожно высунули головы двое юных учеников Хогвартса. Гарри сначала не хотел выходить, пытаясь избежать очередных разборок с родственниками. Однако Драко втолковал ему, что начинающему политическую карьеру мистеру Дурслю полезно уяснить, что обычно выполняются далеко не все даже разумные распоряжения правительства.
Когда миссис Дурсль обнаружила, что все соседи также подверглись нападению безумных джунглей, она немного успокоилась. Когда мистер Дурсль выяснил, что никто не связывает нашествие растений с проживающими в его доме двумя мальчишками, он тоже немного успокоился. Но когда спасатели объяснили Петунье, что после окончания работ ее сад будет представлять собой пустырь с пеньками, она снова захотела выпить валерианки. Когда Вернон обнаружил мечущихся по Прайвет Драйв телевизионщиков, начиная с местного канала и заканчивая Би-Би-Си, он снова захотел выпить бренди и убить всех обитателей своего дома, не носящих фамилию Дурсль. Когда же он обнаружил, чем занимаются эти невинные агнцы, его желание окрепло до такой степени, что он готов был бежать в дом за ружьем. А занимались юные маги вот чем.
Сначала Драко с крыльца удовлетворенно созерцал последствия своей сельскохозяйственной деятельности. Откуда-то несся вой тетушки Гарри, узнавшей будущее ее сада. Потом он заметил всклокоченных людей с телекамерами, которые приставали к бегающим по Прайвет Драйв жителям.
- А это кто такие, Поттер?
- Репортеры, - недовольно ответил Гарри. - Сейчас снимут, что здесь творится, и покажут в новостях. Помнишь, мы смотрели по телевизору?
- Да, - заинтересованно протянул блондин. - Я вижу, магглы не очень любят появляться в этом самом телевизоре. Шарахаются от них, как гриффиндорцы от Упивающихся.
- Кому хочется отвечать на идиотские вопросы, - раздраженно заметил Поттер. – Кстати, - тут только до него дошел смысл последней фразы собеседника, - мне показалось, или ты только что сказал, что все слизеринцы имеют отношение к Упивающимся? Почему от них будут шарахаться только гриффиндорцы?
Драко усмехнулся и направился в гущу событий.
- Запомни, Поттер, - повернулся он с назидательным видом, - слизеринцы ни от кого не шарахаются, потому что со всеми могут договориться. В том числе и с Упивающимися, а также с троллями, кентаврами, ну и так далее.
И с этими словами всегда способный договорится со всеми слизеринец пошел к какой-то миловидной девушке с микрофоном в руке.
- Малфой! – бросился за ним Гарри, но опоздал, так как корреспондент вцепилась в Драко, как гончая в зайца.

Поттер вынужден был наблюдать за тем, как Малфой получает известность в мире магглов. Его интервью представительнице местной студии было совсем коротким, но изобиловало такими дерзкими взглядами и изящными движениями, что всем актерам с амплуа "соблазнитель" следовало немедленно сожрать свои подписанные контракты и переквалифицироваться во что-нибудь другое. Беседа окончилась, и Гарри пошел к Драко с твердым намерением оттащить его в дом. Но его опередили. Племянник никогда не подозревал в своем дядюшке спринтерских способностей. Вернон Дурсль открылся с неожиданной стороны, подскочив к Драко, как ловец к снитчу. Однако "снитч" не пожелал быть пойманным и проворно отпрыгал от мистера Дурсля к крыльцу. Пока Гарри размышлял, обрести ли ему славу патологического альтруиста, закрыв своим телом Малфоя, дядя тоже оказался на крыльце. Он впихнул юных магов в дом.
- Что вам было сказано?! – захрипел мистер Дурсль, нависая над мальчиками.
- Вы бы поберегли себя, - озабоченно произнес Драко. - Сердце может не выдержать.
- Что вам было сказано?!
- Дубль два, - прокомментировал блондин.
- Сидеть в своей комнате тихо, как мыши, - поспешил ответить Гарри.
- Разве? – изумился блондин. - Я что-то не помню.
- Как ты посмел болтать с репортеришками?! Что ты им наговорил?!
На лице Драко возникло такое непонимание, какое бывает у девушек на свидании, когда им объясняют принцип работы карбюратора.
- Я просто беседовал с очень милой особой. Она поинтересовалась, что я думаю о случившемся, и я предположил, что виной всему эти отщепенцы из организации ИРА. Вы же не считаете, мистер Дурсль, что за свободу следует бороться такими методами?
Видя, как багровеет лицо Вернона, Гарри проклял тот час, в который усадил Малфоя смотреть новости.
- Я убью тебя, идиот! - заорал толстяк, хватая Драко за плечи. - И мне плевать на твоих родителей.
- Мистер Дурсль, - подчеркнуто вежливо сказал приговоренный, убирая со своих плеч руки Вернона. - Я ОТ ВСЕЙ ДУШИ НЕ СОВЕТУЮ вам плевать на моих родителей. Обычно те, кто это делают, плохо заканчивают. А главное, быстро. Сразу же после плевка.
Гарри, не на шутку напуганный перспективой появления трупа слизеринца в прихожей, а потом трупа дяди Вернона в том месте, где его настигнет мистер Люциус Малфой, тут же закивал головой.
- Хватит, - угрожающе произнес Дурсль. - Я сыт по горло тобой и твоими идиотскими шуточками, и твоими тоже, - рявкнул он племяннику, хотя тот был совершенно не причем. - Отправляйтесь в чулан, оба.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Глава 5. часть 2

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 4:06 am

И вот маги оказались в чулане под лестницей. Гарри попытался было протестовать, выразив сомнение, что они там поместятся. Но дядя Вернон проявил недюжинные способности к упаковке, буквально утрамбовав мальчиков в маленькую комнатенку. Малфой тоже возмущался, изобретая изыскано-витиеватые ругательства. Поттера поразило богатство аристократического лексикона. Еще его поразило, что Драко даже в чулане ухитрился расположиться с относительным удобством, заняв при этом очень мало места. Он почти свернулся в комочек на перевернутом ведре, продолжая издеваться над Дурслями. Наконец чистокровному магу прискучило оскорбление хозяев дома, и он принялся оглядывать место своего заточения.
- Малфой, - не выдержал Гарри, - как у тебя получилось так устроится? Ты практиковался по свертыванию в клубки и шарики?
- Ну, - Драко небрежно повел рукой по волосам, - да будет тебе известно, что отличительной чертой Малфоев всегда было умение хорошо устраиваться там, куда их забросит судьба.
- Да уж, - не удержался от сарказма гриффиндорец.
Блондин поднял брови.
- Ты оскорбляешь мою семью, Поттер, или мне это кажется? Предупреждаю сразу, лучше бы мне это казалось. Пристанище у нас маленькое, так что долго бегать от меня тебе не удастся.
- Я просто имел в виду, - пояснил Гарри, - что вы всегда выходите сухими из воды.
- А это, что, плохо? – снова поднятие бровей.
- Нет, но принципы….
- У нас тоже есть принципы, из-за которых приходится несладко - отрезал Драко, - например, не допускать оскорбления своей семьи. Если бы ты это сделал, Не-Известно-Как-Победитель-Сам-Знаешь-Кого, я бы убил тебя, а потом сел бы в Азкабан. Хотя нет…. Папа дал бы Фаджу немного денег, вытащил оттуда, а потом убил бы меня сам.
- Почему? – поразился Гарри.
- Из принципа. Не морщи понапрасну лоб, ты все равно не поймешь, ты не из Слизерина. Кстати, должен отметить, Поттер, что при всей твоей недалекости, ты почти прав. Я действительно имею некоторый опыт по нахождению в очень маленьких помещениях.
Гриффиндорец был так потрясен тем, что отец Драко может убить своего отпрыска "из принципа", что пропустил мимо ушей очередные нелестные отзывы. Прикидывая, откуда у этого несчастного опыт по нахождению в маленьких помещениях, мальчик вспомнил самые горькие слухи, ходившие о педагогических методах Люциуса Малфоя.
- Отец запирал тебя в подвале Имения? - осторожно поинтересовался он с искренним сочувствием.
Ответом было выражение лица "Ты, что, совсем?" и судорожные попытки удержаться на перевернутом ведре.
- Нет, - возмущенно отказался Драко, - просто те места в Имении, где я подслушиваю, очень маленькие и укромные. Подслушиваю я обычно долго, следовательно, и располагаться там надо с удобством. А что касается отца…. Где ты набрался таких идей, Поттер?
- Ну…. Я…. – замялся Гарри, пытаясь вспомнить, откуда, действительно он набрался таких идей.
- Чтобы ты больше не болтал разный вздор, - строго сказал Малфой, - внесу ясность сразу. Отец запирал меня только в своем кабинете, так сказать, обдумать свое поведение. К слову, не самое неприятное времяпрепровождение.
- Почему?
Драко пристроил себе за спину старую подушку и с наслаждением вытянул ноги.
- Разумеется, потому что я рылся в его бумагах и читал его дневник.
Гарри надолго задумался.
- Ты что затих, Поттер? Пытаешься придумать, как выудить у меня информацию о состоянии дел моего отца? Могу заверить, оно вполне способно заставить остальных удавиться от зависти.
- Нет, - покачал головой гриффиндорец, - честно говоря, пытаюсь представить, что может писать в дневнике твой родитель.
- О, - Драко вертел в руках старую сломанную игрушку, - могу тебе процитировать запись от того дня, когда проходил третий тур Трехмагового Турнира. Интересуют тебя такие подробности?
На секунду Гарри отвернулся к стене, стараясь отогнать неприятные воспоминания.
- Конечно, - его голос был хриплым. Что Упивающийся Смертью мог написать в своем дневнике после той ужасной ночи? – Так что же там было, Малфой?
- А что ты так разнервничался? – пожал плечами Драко. - Цитирую дословно: "Сегодня воскрес Темный Лорд. Больше ничего интересного не произошло". Все.
- ВСЕ?! – переспросил юный Поттер.
- Все. А что ты еще рассчитывал услышать?
И этот вопрос поверг Гарри в очередные недоуменные раздумья.

Ближе к трем утра Драко выразил общую идею собравшихся, витавшую в воздухе.
- Я проголодался.
- Я тоже, - вздохнул собрат по несчастью, философски глядя на дверь. - А что толку?
- Хей! А где же хваленый гриффиндорский оптимизм? Только не говори мне, Поттер, что ты не держишь тут огромный пакет сухарей на случай заключения.
Гарри подумал, что это было бы неплохой идеей, которая, к сожалению, не пришла ему в голову раньше. Поэтому он, почти извиняясь, покачал головой. Драко кисло наблюдал за ним.
- Да, Поттер, учиться тебе еще жизни и учиться. Хотя….
Взгляд слизеринца неожиданно стал очень задумчивым, что означало, как минимум, коварный замысел.
- Не вздумай колдовать! – на всякий случай предупредил Гарри.
- Если только превратить тебя в вишневый пирог в очках – отмахнулся Драко.
Через некоторое время он поднял с пола небольшую стамеску с наполовину отломанной ручкой.
- Насколько я помню, там задвижка, Поттер?
Гарри заинтересованно кивнул.
Драко подошел к двери и стал производить какие-то странные манипуляции, постукивая инструментом, иногда просовывая его в щель, а потом снова постукивая.
- Ты ничего не сделаешь, - попытался усомниться Гарри, за что был одарен уничижительным взором.
Пять минут странных манипуляций, десять, потом Драко озабоченно посмотрел на пол, взял старую машинку и, надломив ее, вытащил какую-то пружину.
- Да здесь рай для взломщика, Поттер. А если бы не я, ты бы все куковал, как узник Азкабана. Гриффиндорец - что с тебя взять.
Драко выпрямил пружину, просунул ее в щель между дверью и стеной, сделал несколько движений и … путь был открыт.
- Малфой…. – с явным восхищением прошептал гриффиндорец, - как ты…
- Ты просто позоришь имя школы святого Брутуса, - сурово заметил блондин. - Это же азы. На первом курсе проходят. Ладно, хватит болтать. Я пойду за едой, а ты сиди здесь и жалобно плачь на тот случай, если сейчас твоему свинообразному опекуну припечет насладиться нашими страданиями.
Драко отсутствовал очень долго, заставив Гарри подозревать, что чистокровного мага настолько допекли Дурсли, что он предпочел сбежать и скрываться по кустам и оврагам. Малфой, нагруженный снедью, вернулся в тот момент, когда гриффиндорец почти уверился в своем предположении.
- На кухне хоть что-нибудь осталось? - поинтересовался Гарри, сразу откусив какой-то зачерствевший кейк.
- Не беспокойся, - заверил его блондин, - там еще посуды полно и куча тех странных приспособлений, которые заменяют вам домовиков.
- Малфой, я не шучу.
- Да подожди ты со своей нежной заботой о питании родственников, Поттер, - отмахнулся слизеринец. - Впереди самое интересное. Дверь надо изнутри закрыть.
Пока Гарри пораженчески прикидывал, что он будет врать дяде по поводу не задвинутого шпингалета, Драко совершал еще более странные и сложные манипуляции, изгибая пружину то так, то эдак. И стоило Поттеру повернуться к слизеринцу, дабы выяснить пройдет ли история о том, что Дадли отпер их в приступе лунатизма, щелкнула задвижка. Дверь снова была заперта.
- Ну, а откуда у тебя навыки взломщика? – поинтересовался гриффиндорец, пока они жевали яблоки, пудинг и бекон. - Тоже благодаря жизни дома?
- Разумеется, - Драко обладал потрясающей способностью набить свой рот и одновременно говорить внятно. - Когда на первом курсе старик Флитвик обучил нас Алохоморе, а я еще кое-что почитал дополнительно, родители поняли, что их сын откроет любую дверь. И принялись изобретать замки, задвижки, засовы. Чтобы прятать от меня разные интересные вещи.
- И что же они прятали? – в Поттере проснулся дознавательный азарт, и ему очень хотелось услышать что-нибудь про причастие семьи Малфой к Волдеморту. Причем услышать от самого Драко. - Так что же они прятали? Книги по Темной магии? Или узников в Подземелье? Или….
- Вообще, Поттер, моя мама обычно прятала от меня конфеты и подарки на Рождество. Может, это и имеет отношение к Темной магии, я не знаю.
И Драко, пожав плечами, откусил огромный кусок пудинга.
- Хватит, Малфой! - вышел из себя Гарри. - Ты, бесспорно, чемпион магического мира по надувательству, но меня не проведешь. Я сам видел твоего отца среди Упивающихся как раз перед его арестом….
Он осекся. Пока они со слизеринцем играют в одной команде против команды Дурслей, напоминать о том, что именно Гарри месяц назад способствовал заключению Люциуса Малфоя в Азкабан, было, по меньшей мере, невежливо. А откровенно говоря, неразумно. Но, в конце концов, не извиняться же теперь.
Пока Гарри вел с собой эти рассуждения, его собеседник заметно помрачнел.
- Ты мне, между прочим, напомнил, Поттер, - протянул Драко, не меняя выражение лица, - Я собирался обсудить с тобой тот инцидент.
Гриффиндорец мысленно принял боевую стойку и резко заговорил:
- Твой отец напал на нас по приказу Волдеморта. Если бы не прибыли ауроры, он убил бы меня или моих друзей. Он сам виноват в том, что произошло.
Гарри замолчал, ожидая ответной реакции, но Малфой некоторое время держал томительную паузу, выбирая себе яблоко получше.
- Ты, это, Поттер, - громкий и страшный хруст яблоком, - когда еще раз соберешься устанавливать справедливость в этом мире, поинтересуйся, какие у других планы, не помешает ли им это.
- Извини? – очки выражали полное непонимание. - Ты к чему это, Малфой?
Драко медленно доедал яблоко.
- Ты хоть знаешь, Борец со Злом, что я собирался делать этим летом в начале июля?
Гарри отрицательно помотал головой.
- Я собирался поехать с мамой на море! На Ривьеру, где можно кататься по волнам с помощью магической доски! А вместо этого по твоей милости мы все это время были вынуждены по жаре таскаться с взятками в Министерство! Ты не мог устроить путешествие моему отцу в Азкабан, когда были экзамены?! Меня бы от них освободили!
Гарри молчал. Хлопал глазами. А Драко с сердитым хрустом догрыз яблоко.
- Мне никогда не понять отношений в вашей семье, - отказался от дальнейших умственных усилий Поттер, прислоняясь головой к стене.
- Да уж, где тебе, - прозвучало в ответ нечто снисходительное вперемежку с жеванием бекона.

Свобода пришла утром, а вместе с ней (это было неизбежно) пришел дядя Вернон.
- Кто вам позволил красть еду из холодильника?! - заорал он, даже не успев открыть дверь чулана.
- Как, по-вашему, мы могли это сделать? – сердито спросил, только что сладко дремавший в позе маленького калачика, Гарри. - Мы же были заперты.
Вернон задумался, а Драко шепнул гриффиндорцу, что он не так уж и безнадежен, раз может спросонья врать не краснея.
- Может, ночью к вам приезжали…. прилетали, что они там делают, ваши мерзавцы-друзья?!
Так как Малфой уже общался с хозяином дома, то он сразу понял, что речь идет о волшебниках.
- Разумеется, нет, мистер Дурсль, - заверил он Вернона. - Если бы они тут побывали, вы бы сейчас мирно лежали в своей кровати с перерезанным горлом.
Толстяк немедленно задохнулся, то ли от ужаса, то ли от гнева.
- Кстати, мне им надо написать письмо. Что со мной все в порядке, - Гарри наслаждался происходящим.
- Иди, пиши, - выдавил из себя дядя.
- Только после завтрака, - и гриффиндорец улыбнулся так тонко, что слизеринец мысленно поставил ему десять баллов.

- Что это еще за история с писанием писем? – спросил Драко у Гарри, когда после фантастически микроскопического завтрака (по четверти яблока, на которые они уже и так-то с трудом могли смотреть) юные маги отправились в свою комнату.
- Да так, пустяки, - Гарри не очень хотелось посвящать в это Малфоя. - Просто у мистера и миссис Уизли, и не только у них, договор с дядей и тетей. Каждые три дня я должен писать им письмо. Если они узнают, что со мной плохо обращаются, то тогда они приедут и….
Гриффиндорец смешался, сам, плохо представляя, что тогда должно произойти.
- Что же ты молчал?! – возмущенно воскликнул слизеринец. - Мы тут стригли кусты…
Гарри хмыкнул на это заявление.
- Сидели в чулане, питались Мерлин знает чем! Так, дай-ка мне бумагу. Я сейчас сочиню такое послание, что они зальют его своими гриффиндорскими слезами, а потом тут камня на камне не оставят.
- Малфой, ты меня слушаешь? – раздраженно прервал его Поттер. - Они сюда приедут. А тут ты скрываешься! Тебя не должны видеть. Конечно, никто из них не сообщит твоему отцу, но я дал слово Дамблдору. Не говоря же о том, что вряд ли мои друзья со мной будут разговаривать, когда обнаружат в моей комнате слизеринца.
- Ты так говоришь, словно они тут Волдеморта обнаружат, - проворчал Драко, раздосадованный тем, что собеседник оказался прав.
- Не будь тебя, я бы, конечно, написал о своих неприятностях, - это утро положительно стало утром моральных побед Гарри. - Не говоря уже о том, что не будь тебя, многих неприятностей бы не было.
С этими словами он сел за письменный стол, с иронией взглянув на блондина. Но представители Слизерина всегда оставлял последнее слово за собой, если только оппонент не оглох или не умер. Поэтому Драко облегченно вздохнул.
- Так это из-за меня все твои невзгоды, Поттер? Ну, слава Мерлину, ты меня успокоил. А я-то все переживал, что лето впустую проходит.
Гарри бросил на него сердитый взгляд и взялся за перо.

- Надо еще будет как-то уговорить тетю разрешить тебе посмотреть фильм сегодня, - озабоченно размышлял вслух гриффиндорец, привязывая письмо к Хедвиг. - Она, конечно, будет его смотреть, но нам вряд ли позволит приблизиться к телевизору.
- Спасибо, что предупредил. Я решу эту проблему, - сладким голосом произнес слизеринец.

Вернон умчался на работу, проверять, не пришел ли конец рынку сверл за день его вынужденного заточения. Петунья побежала надрывать сердце – наблюдать за выкорчевыванием Зеленого Ужаса. (Так местные газеты окрестили последствия невинной шалости ученика Хогвартса). Дадли не хотелось оставаться наедине с двумя Магами-От-Которых-Неизвестно-Чего-Ждать, и он тоже куда-то подевался.
- Ладно, Поттер, пошли знакомиться с великой маггловской литературой, - без всякого энтузиазма объявил Драко. - Будешь меня консультировать.
Гарри несколько встревожился. Терять лицо перед Малфоем не хотелось, но, к сожалению, читал юный маг крайне мало. Дядя и тетя были не склонны поощрять такое времяпрепровождение. Все знания по литературе Гарри получил за время обучения в младшей школе и благодаря телевидению. Хорошо еще, что библиотека у Дурслей была небольшая, и ее, в основном, составляли произведения, о которых гриффиндорец имел хотя бы смутное представление.
- Ну, что тут у нас? – Малфой открыл книжный шкаф, стоявший в гостиной. - Так, - его рука потянулась к первой книге на нижней полке, - Чарльз Диккенс. Имя мне уже не внушает доверия. "Приключения Оливера Твиста". И о чем это, Поттер?
С Диккенсом Гарри, по счастью, был более-менее знаком.
- Про мальчика-сироту. У него было очень тяжелое детство….
- Понятно!
Книга с грохотом отправилась назад.
- У меня уже есть один мальчик-сирота под боком. Читать про второго – увольте.
Гарри возмущенно хмыкнул.
- Идем дальше, - Драко изучал тома с таким выражением лица, что все великие английские писатели уже, вероятно, носились по загробному миру, пытаясь найти способ вернуться назад и дать чистокровному магу хорошего пинка. - Опять Чарльз Диккенс. О, да тут ему целую полку отвели. Плодовитый господин. "Домби и сын". Ну, а это про что?
Память юного Поттера неимоверно напряглась.
- Про одну девочку. У нее умерла мать….
- Да что ж такое! – Драко запихнул книгу обратно, - Не мальчик, так девочка. Ладно, мистер Диккенс, даю вам последний шанс. "Большие надежды". Это что такое?
Гарри еле сдержал улыбку.
- Про мальчика и девочку. Они сироты и …..
- Трудно было ожидать что-нибудь другое, - и сей фолиант занял свое привычное место. – Мне все ясно, Поттер. Этот Диккенс про людей, полностью укомплектованных родственниками, не пишет. Сменим автора.
Малфой залез на стул.
- Уильям Шекспир.
- Великий английский поэт и драматург, - со значением пояснил Гарри.
Хвала Небесам, про Шекспира мальчик знал много.
- Пьесы? – недоверчиво хмыкнул слизеринец. - Хорошо, посмотрим. "Гамлет. Принц Датский". Принц, уже обнадеживает. О чем там, Поттер?
Гарри очень захотелось рассмеяться.
- У Гамлета умер отец….
Он умолк, наткнувшись на выражение лица Драко.
- Ты объясни мне, Поттер, - мягко попросил Малфой, - твои опекуны специально интересовались, как получше истязать сирот и поэтому сделали такую отличную подборку? Или ты у нас просто типичный несчастный представитель маггловской литературы?
- Никакой я не типичный представитель! – запротестовал Гарри.
- Да что ты говоришь! А вот мне уже начинается казаться, что бочкообразный Дадли Дурсль – единственный счастливый обладатель родителей на весь английский немагический мир.
Гриффиндорец не нашел что ответить. Он, вообще, никогда не смотрел на произведения английских классиков с такой точки зрения. Действительно, что их всех на сирот так разбирает?
- Хорошо, мы не оставляем попыток найти роман про полноценное семейство, - бодро провозгласил Драко, убирая Шекспира на место. - Вот, например, Эмилия Бронте, может, женщины будут оригинальнее? "Грозовой перевал".
- Там, в основном, сироты, - поспешно объявил Гарри, предупреждая вопросы.
- И ты еще отказываешься от звания типичного представителя, - назидательно произнес Драко, убирая книгу. - Может, ты сам мне что-нибудь найдешь, Поттер? – тоскливо попросил он. - Сам видишь – сироты наступают.
- Ну…. – взгляд Гарри заметался по книжной полке, - вот! Джон Голсуорси. "Сага о Форсайтах". Тоже великое произведение. И томов как раз много. Там сирот нет.
- Да? – искренне обрадовался Малфой, спрыгнув со стула. - Значит, это уже оригинальнейшее творение. И о чем же тут, Поттер?
Гриффиндорец в очередной раз честно напряг мозги.
- Я точно не помню…. Кажется, про одну богатую и знатную семью….
- Мне уже начинает нравиться этот Голсуорси.
- …. которая все время думает только о деньгах, забывает про любовь, духовные ценности и поэтому приходит к моральному краху, - выдал Гарри стандартную формулировку.
Бах! Книга полетела на свое место со скоростью бладжера.
- Я это из принципа читать не буду, - оскорбленно заявил Драко. - Этот Голсуорси, наверняка, какой-нибудь неудачник-голодранец, который всю свою жизнь занимался очернением достойных людей.
- Не знаю, Малфой, тебе не угодишь! – в свою очередь рассердился гриффиндорец.
- Просто наш краткий экскурс еще раз подтверждает мое невысокое мнение о магглах вообще и об их литературе в частности.
Некоторое время они уныло взирали на полки.
- Может, тебе детективы почитать? – неуверенно предложил Гарри, изучая собрание сочинений Агаты Кристи.
Но Драко уже что-то заинтересовало. Он вытащил книгу, на обложке которой был изображен бородатый старик в плаще, остроконечной шляпе и с посохом.
- Толкиен. "Властелин колец". Кого-то мне этот тип напоминает. Не находишь сходства с нашим драгоценным Директором?
- Малфой, тебе вряд ли такое подойдет. Это сказка. Там эльфы, гномы…
- Какая же это сказка? – удивился чистокровный маг. - Эльфы, гномы. Это правда. Скажи, еще: это сказка, там волшебники.
- Да, волшебники там тоже есть, - подтвердил Гарри. - И для магглов это сказка. То, чего не существует.
- Да ну? Кто бы говорил, – хмыкнул слизеринец, извлекая все три тома из шкафа, - узнаю, что про нас думают магглы. Очень полезный опыт с точки зрения маггловедения. И все-таки что-то родное. Три книги. То, что надо. Надеюсь, сирот там нет?
- Есть, - Гарри припомнил биографию главного персонажа. - Но Фродо уже взрослый. Там это не главное, - поспешил заверить он Малфоя.
Гриффиндорец был очень рад тому, что проблема, наконец-то, решена. А то с такой малфоевской придирчивостью процесс выбора художественного произведения грозил затянуться до сентября.
- И все-таки, Поттер, - подытожил Драко уже в их комнате, поудобнее устраиваясь с книгой, - я убеждаюсь, что не зря ты прославился на всю Англию. Твою несчастную судьбу в том или ином виде уже счел своим долгом рассказать миру каждый маггловский писатель, - и с этими словами он погрузился в чтение.

Гарри не стал ему отвечать. Эх, будь тут Гермиона, вооруженная знаниями обо всем на свете, Малфой получил бы такой отпор лекцией по литературоведению, что зауважал бы маггловских писателей на всю оставшуюся жизнь. Но самой умной ведьмы Хогвартса рядом не было, а умение вести искусствоведческие дискуссии отсутствовало в списке многочисленных достоинств Мальчика-Который-Выжил. Поэтому вместо очередной перебранки Гарри, вздыхая, как Мрачная Миртл, принялся изучать учебник по зельеварению. Снейп в итоге так и не сказал, будет или не будет их спрашивать в начале года. А зная эту темную во всех смыслах, личность, ожидать следовало худшего.
Гарри страдал над зельеварением уже час, когда тишину нарушил холодный голос Драко:
- Поттер, когда вернемся в Хогвартс, надо будет подать бумагу в Министерство Магии. Чтобы организовали конфискацию и уничтожение всех экземпляров этого произведения.
Малфой сидел на кровати и держал шедевр фантастической литературы с таким брезгливым видом, словно это был Мундугус Флетчер.
- Почему?! По-моему очень хороший роман…
- Хороший?! Это опаснейший манифест, грозящий перевернуть устои магического мира!
- Да почему, Малфой?! – Гарри был рад отвлечься и обсудить Толкиена, потому что после часа занятий его мозги, словно сами были засунуты в очень маленькую пробирочку.
- Ты только представь, Поттер, - начал Драко голосом диктора телевидения, сообщавшим, что до начала ядерной зимы осталось сорок секунд, - что какой-нибудь малохольный домашний эльф прочтет эту зловредную агитацию, расскажет другим полоумным собратьям и что?!
- И что? – не понял Гарри.
- Они же вообще тогда работать откажутся! Начнут орать про этот, как его, - Драко заглянул в книгу, - Раздол. Кто-нибудь из особо помешанных выведет свою родословную от каких-то там Элрондов! Заявят на основании этой провокации, что были раньше людей. И уже не мы станем повелевать эльфами, а эльфы станут повелевать нами!!!
Последние слова были произнесены так, будто по Диагон аллее уже тянется печальная вереница порабощенных чистокровных магов. Гарри тут же представил себе, как будут смотреться в этой веренице закованные в кандалы Драко и Люциус Малфои. Картинка получилась настолько привлекательная, что на лице гриффиндорца помимо воли появилась мечтательная улыбка.
- Это не смешно, Поттер, - скорбно заметил будущий невольник домашних эльфов.
- Малфой, ты сгущаешь краски, - оторвался от своих сладостных грез Гарри, - во-первых, эльфы вряд ли когда-нибудь прочтут "Властелин колец".
- Ты недооцениваешь опасность, мой юный друг, - продолжал нагнетать обстановку слизеринец. - Взять, к примеру, Добби. Из-за беспечного попустительства таких безответственных лиц, как Альбус Дамблдор, он шляется себе по маггловскому миру, колдует направо и налево, - внезапно тон с трагичного сменился на сердитый. - В общем, совершенно распустился без чуткого руководства нашей семейства и особенно – его главы.
Гриффиндорец немедленно вспомнил подробности недавнего посещения Добби дома Дурслей и снова закипел от возмущения.
- Знаешь, Малфой, если эльфы и начнут высказывать претензии, то только из-за таких садистов, как ты и твой отец! Обращаетесь вы с ними, действительно, как….
- Давай-давай, митингуй. Я как раз по Грейнджер соскучился, - поощрил его Драко. Внезапно печать приближающейся трагедии снова осенило его чело. - Грейнджер…. Вот кого следует опасаться! Допустим, у этих домашних тупиц и вправду не хватит ума открыть что-то, где есть буквы. Но я уже вижу, - теперь Малфой больше всего напоминал Сибиллу Трелони в момент предсказания Гарри очередного страшного конца, - вижу, как эта злостная правозащитница зачитывает им вслух самые взрывоопасные куски этого страшного произведения. Вижу внимающих ей домовиков, чьи мерзкие сморщенные личики искажаются в злобных гримасах! Слышу, как она в исступлении кричит им: "Вы Перворожденные! Займите то положение, что исконно принадлежит вам!"
Дальнейшее заглушил хохот юного Поттера.
- А ему все шутки, - с горечью закончил Драко. - Тут мир рушится.
- Малфой, повтори это осенью Снейпу, и летний зачет тебе гарантирован, - сквозь смех проговорил гриффиндорец. - Между прочим, позволю себе заметить, - продолжил Гарри уже более серьезно, - что сейчас магическому миру угрожает нечто большее, чем перспектива революции домашних эльфов.
- Это ты про парня с красными глазами и белой мордой? – уточнил сын Упивающегося Смертью. - Вот уж кто меня совершенно не беспокоит. Магическому миру нечего бояться, ибо, - поднял палец Драко, - с нами, как говорит мой любезный родитель, истинный герой современности, уже один раз победивший Темного Властелина, то бишь ты.
От удивления Поттер даже забыл запустить в блондина чем-нибудь за "истинного героя".
- Твой отец так говорил про меня? Когда это?
- О, всякий раз, когда я дома начинаю рассказывать, какой ты … гм …. хм…., скажем так, не очень умный человек. Папа всегда делает мне замечание.
- Спасибо, Малфой, - сухо отозвался Гарри, - и папе передай благодарность, как только его увидишь.
- Так, у меня появилась еще одна причина избегать встреч с отцом и торчать здесь. Последнее, что мне хочется делать, это передавать ему от тебя благодарности.
И Драко снова углубился в чтение книги, предвещавшей Страшный Эльфийский Апокалипсис.

Ближе к семи часам, когда на Би-би-Си был запланирован показ "Разума и чувства", Гарри с острым ехидством поинтересовался у Малфоя, помнит ли тот о маггловском фильме.
- Разумеется, - улыбка была многообещающей и в свете этого нехорошей.
Снизу уже доносился погребальный вой тети Петуньи. Мало того, что спасательные службы неуклонно приближали ее палисадник к стилю минимализма эпохи расцвета Гриндевальдов, так сегодня еще миссис Дурсль запретили в этом сезоне заниматься восстановлением участка. Ученые собирались взять пробы земли, провести опыты и т.д. Одним словом, достойной женщине светило жить в убранстве, сходным с малфоевским подземельем в лучшем случае еще полгода.
- А теперь, Поттер, - заявил Драко, с интересом прослушав через замочную скважину Плач Петуньи По Клумбам, - осталось залить окрестности какой-нибудь сильнодействующей отравой, чтобы здесь уже никогда и ничего не посмело даже подумать вырасти. И твои проблемы с садом будут решены на все летние месяцы в этом тысячелетии. Не слышу горячих благодарностей, плавно переходящих в ползание у моих ног.
- Я начну их тебе выражать, когда Хмури повезет нас в Азкабан за использование сильнодействующей отравы, - мрачно ответил Гарри.
- Отлично. Нам будет не скучно в дороге. Ехать туда, отец рассказывал, долго. А теперь мне пора продолжать знакомство с маггловским искусством. Надеюсь, миссис Дурсль не будет против моего общества у телевизора.
- Я бы не рассчитывал, Малфой. Очень неудачное время.
Гарри прислушался к стонам, доносящимся снизу.
- Как раз самое подходящее, - загадочно улыбнулся Драко.
В этот момент дом огласил призыв "Гарри Поттер!!!".
- Более чем подходящее, - удовлетворенно уточнил слизеринец.

Не успела Петунья придумать, как бы ей получше сорвать зло на представшем перед ней племяннике, как была атакована источавшим обаяние Драко. Он спустился в гостиную через две минуты после Гарри. На даму обрушилась лавина сочувствия и вздохов по поводу ее "безупречного во всех отношениях цветника, загубленного коварной природой". Безудержные комплименты достались и Вернону, пытавшемуся рычать на мальчиков из своего кресла. А потом Малфой превзошел сам себя.
- Может, заварить вам чаю, миссис Дурсль?
Ее племянник схватился за шкаф, чтобы не упасть от шока. Петунья согласно простонала.
- Гарри, побудь с тетушкой. Вдруг ей что-нибудь понадобится, - заботливо попросил Драко и исчез на кухне.
Юный Поттер еще не успел прийти в себя, как перед его опекунами появилось две чашки ароматного напитка и слизеринец, предупредительный, как метрдотель первоклассного ресторана.
- Приготовлен по старинному рецепту нашей семьи, - скромно потупил глаза аристократ магического мира, когда Петунья удостоила его невнятным "спасибо".
"Что-то здесь не так", - сказал себе Гарри. Что не так стало понятно через пять минут, когда его дядя и тетя провалились в беспробудный сон, больше напоминавшим кому или летаргию.
- Малфой, это… это… - в ужасе пробормотал племянник, которому светило два трупа родственников в гостиной.
- Это всего лишь сильное сонное зелье, Поттер.
Драко по-хозяйски расположился на диване и щелкнул пультом.
- Не тряси их, это бесполезно, - остановил он Гарри. - Все равно раньше, чем через четыре часа они не проснутся.
- Значит, у нас в запасе еще четыре часа жизни. На большее я не надеюсь.
- Ерунда, - отмахнулся блондин, не отрывая взгляд от соблазнительной девицы в купальнике, рекламирующей крем для загара, - я добавил туда немного зелья забвения. Когда твои уважаемые опекуны проснутся, они не будут помнить даже, что мы спускались вниз.
В ответ на это Гарри только вздохнул.
- Какого черта ты это сделал? – задал он чисто риторический вопрос.
- Видишь ли, Поттер, - Драко следил за тем, как на экране какое-то семейство отстирывало свое белье суперпорошком, - смотреть маггловский фильм и слушать вопли этой истерички, твоей тетушки, – слишком даже для таких крепких нервов, как мои. В подземельях Имения Малфой, например, две пытки сразу не применяют.
- В малфоевском гуманизме я нисколько не сомневался, - едко заметил Гарри. – Полагаю, чай, который отключает человека на несколько часов – это и вправду по старинному семейному рецепту.
- Ты почти угадал, Поттер, - блондин развлекался тем, что менял звук с минимального на максимальный и обратно, раздражая окружающих, а точнее одного окружающего, - рецепт действительно старинный, я только немного его изменил. Обычно добавляют не сонное зелье, а яд.
Гарри покачал головой и поднялся с места.
- Ты не составишь мне компанию? – почти обиделся слизеринец. - Или в этом фильме есть что-то такое, что нельзя видеть детям твоего возраста?
- Я смотрел его раз пятнадцать, Малфой. Сложно прожить в мире магглов в Англии больше месяца и не посмотреть "Разум и чувство". Наслаждайся один.
"Не говоря уже о том," – мысленно добавил гриффиндорец, - "что, если дядя и тетя проснутся раньше времени, пусть развалившийся на диване, положивший ноги на спинку кресла дяди и поедающий конфеты из тетиной коробки Малфой разбирается с ними сам". И он оставил чистокровного мага следить за перипетиями любовной истории девятнадцатого века.
Когда Гарри снова заглянул в гостиную, события в фильме уже приближались к кульминации, а Драко приканчивал уже вторую тетину коробку конфет. Петунья и Вернон продолжали мирно храпеть.
- И как "Разум и чувство", Малфой? – елейным голосом полюбопытствовал гриффиндорец.
- Да мне с самого начала все по твоей мерзкой интонации было понятно, - блондин отправил в рот очередную шоколадку. - Он любит ее, она любит его и оба любят всех собачек, кошечек и попрошаек. Это больше по вкусу моему отцу, чем мне.
- ИЗВИНИ? – Гарри уставился на Драко.
Лето, богатое на исторические моменты, сильно рисковало быть переименованным в лето, богатое на исторические откровения из жизни Люциуса Малфоя.
- Честно говоря, мне уже надоело удивляться твоим рассказам об отце, Малфой.
- Отлично, Поттер, - рассеянно ответил Драко, - а то мне уже до смерти надоело удивляться твоему удивлению. Что тебя потрясло на этот раз?
Гарри присел к нему на диван.
- Просто не могу себе представить твоего отца, читающим любовные романы.
Слизеринец оторвался от экрана, на котором главные герои приближались к решающему объяснению.
- Напрасно, Поттер. У него есть полная подборка Миранды Бэгкок. Это магическая писательница лирической ерунды. Всякие "Последняя весна аурора", "Чувство сильнее Империус", "Разлученные проклятьем" и тому подобное.
Гарри дал себе слово прочесть хотя бы одну из этих историй, чтобы дополнить психологический портрет мистера Малфоя-старшего.
- Кстати, Поттер, не находишь, что полковник Брендан похож на нашего Снейпа?
- Ничего подобного, - возмущенно запротестовал гриффиндорец. Полковник Брендан, в отличие от декана Слизерина, ему всегда нравился.
Через некоторое время из телевизора понесся звон свадебных колоколов, замелькали счастливые лица воссоединившихся.
- Вот, вот, - подхватил Драко, неустанно потребляя конфеты, - и в романах Бэгкок все заканчивается свадьбой. Взять, например, любимый папин "Преодолеть голос крови".
- Не очень подходящее название для сентиментальной истории, - отметил Гарри.
- Зато отражает суть происходящего. До отвращения долгое и нудное повествование про любовь мага из благородного семейства и магглокровки.
- И это любимый роман твоего отца? – на всякий случай уточнил Гарри.
- Да, у меня иногда складывается впечатление, что он его наизусть знает. Папа, конечно, говорит нам с мамой, что перечитывает его из-за отличного стиля. Но мы-то видим, как он переживает, когда доходит до 118-ой страницы.
- А что на этой странице?
- Гарольда заставляют сказать Кандиде, что он ее никогда не любил. Ладно, - Поттер, - Малфой выключил телевизор, - пошли отсюда. А то сейчас твои родственники в себя придут.
И они удалились в свою комнату.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Глва 6

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 4:12 am

- Если еще раз посмеешь, я убью тебя, негодяй!!! – рычал дядя Вернон, нависая над Драко.
Он пришел в ярость после очередного нытья Дадли о том, что Малфой подставил ему подножку.
- Убью тебя!!!
- Вам же будет хуже, мистер Дурсль, - невозмутимо заявил слизеринец. - Согласно нормам Британского прецедентного права, за убийство несовершеннолетнего вам полагается до двадцати пяти лет исправительных работ. В вашем случае также будет учтено отягчающее обстоятельство: несовершеннолетний находился в вашем доме под вашей временной опекой. Истории судебной системы уже известны такие прецеденты. Достаточно вспомнить прошлогоднее дело…
Гарри, который из коридора наблюдал за разворачивающейся в гостиной драматической сценой, закрыл уши. Последние две недели Драко вплотную занялся маггловской системой наказаний и говорил только об этом. Теперь, что бы Гарри ни делал, его обязательно ждал комментарий, сколько ему полагается по английскому законодательству. В Малфое пропадал великий маггловский прокурор. Драко ухитрился назначить гриффиндорцу десять лет за письмо Гермионе: подвел его под статью "Склонение несовершеннолетней к развратным действиям". Гарри устал цитировать свое послание и объяснять, что никого к развратным действиям не принуждает. В конце концов, он сам был несовершеннолетним. Но Малфоя это не смутило:
- Для тебя сделают исключение, Поттер. Учитывая многократные рецидивы. Не забывай, на суд придут Баррет и Гардинер.
Гриффиндорец застонал. Эмили Баррет и ее подруга Милдред Гардинер открыли на бедного родственника Дурслей сезон охоты. Абсолютно не преуспев в гонке за Драко Малфоем, (там нешуточную оборону держали Барбара Ричардс и Камилла Джордж), они обратили свой взор на его друга. Перво-наперво, Поттера предстояло сделать лакомым кусочком для всех оставшихся местных фей, поэтому девушки раззвонили по всему городку слова слизеринца о его школьных успехах на личном фронте, да еще и основательно их приукрасили. Теперь стоило Гарри появиться в поле зрения местных пуританских кумушек, его преследовали неодобрительные взгляды. Конечно, это еще можно было стерпеть. Но как только он оказывался в обществе литтл-уингингских фей и эльфов, ему весьма красноречиво строили глазки или "случайно" натыкались, лепеча что-то неразборчивое. Когда юные маги по вечерам отправлялись шататься по улицам (а гуляли они теперь почти каждый вечер, дабы избежать тесного общения с остальными обитателями дома) впереди обычно шел Драко, одной рукой обнимая за талию Барбару, а другой – Камиллу. Сзади плелся Гарри с намертво приклеенными по бокам Эмили и Милдред. Однажды у гриффиндорца иссякло терпение, и он отказался от ежевечернего променада, отправив Малфоя одного. И через полчаса очень пожалел об этом. Драко немедленно организовал все девичье население Прайвет драйв на митинг под окнами дома Дурслей. Феи скандировали: «Гарри, иди к нам!». Сам блондин эффектно восседал на одном из старых тисов и дирижировал оттуда женской группой поддержки. Еще через четверть часа в комнату к племяннику ворвалась тетя Петунья и потребовала прекратить демонстрацию каким угодно способом, иначе он и "и этот негодяй Малфой" просидят в чулане до первого сентября. Пришлось Гарри собираться и идти на улицу. Хотя вряд ли их с Драко заперли бы в чулане. Дядя Вернон предпочитал этого не делать, после того как Малфой в одну из ночей распевал там песни группы Раммштайн так громко, что не давал никому спать.

- Убирайтесь к себе, маленькие мерзавцы!
Рев Вернона оторвал Гарри от беспокойных воспоминаний.
- Оскорбление, - обрадовался Драко, - согласно нормам Британского прецедентного права ….
Тут сдали нервы даже у юного Поттера, не говоря уже об его побагровевшем дядюшке. Мальчик решительно подошел к слизеринцу и потащил его из гостиной в комнату. Драко, увлекаемый Гарри, продолжал свою лекцию об оскорблении словом и соответствующих прецедентах.
- Малфой, уймись, - рявкнул гриффиндорец, закрывая дверь.
Тот сердито фыркнул.
- Мистеру Дурслю надо бы знать, во что ему обойдутся эти противоправные действия. Кстати, Поттер, - лицо блондина озарилось тихим счастьем, - ты применил ко мне принуждение и насилие, а это согласно…..
- Малфой! Если ты скажешь еще хоть слово о британском прецедентном праве, Билле о правах, Великой хартии вольностей и чем-нибудь еще подобном, осенью я расскажу в Хогвартсе всем, что Мундунгус Флетчер принял тебя за маггла.
- Вряд ли ты сделаешь достоянием общественности факт моего пребывания в доме твоих родственников.
Изъяснялся Драко теперь тоже в основном терминами судебных заседаний.
- Ничего, - махнул рукой Гарри, - я сплету историю даже поинтереснее правды. Скажу, что ты случайно вывалился из камина в гостиной, когда у меня дома сидел Мундунгус.
Блондин с презрительной усмешкой лег на кровать.
- А на Прайвет драйв из каминов часто вываливаются магглы, Поттер? Ты даже соврать Снейпу как следует не можешь, а берешься байки рассказывать. Продолжим о британском прецедентном праве….
Секунду Гарри соображал.
- Нет, Мундунгус не видел, как ты вывалился. Он позже пришел в гостиную – там ты. Вылитый маггл.
Малфой некоторое время с яростью смотрел на собеседника, а потом демонстративно уставился в потолок. Гриффиндорец победоносно улыбнулся и сел за учебник по зельеварению. До первого сентября было не так уж далеко, а в лохматой черноволосой голове – не так уж много. Драко с кислым видом понаблюдал за ним, а потом принялся за Habeas Corpus Act. Плохое настроение слизеринца словно улетучивалось куда-то, когда он брался за изучение британской юриспруденции.
"И как Малфой может получать удовольствие от такого скучного занятия?" – завистливо вздыхал Гарри, посматривая на отдавшегося правосудию блондина. – "Наверное, поэтому он хорошо учится. Не то, что я".
Иногда, крайне редко, мальчик допускал мысленную (только мысленную) самокритику.
- Хочешь, поделюсь с тобой рецептом прилежания, Поттер? – Мысленная самокритика была самым бессовестным образом угадана, и Гарри поспешил от нее отказаться.
- Обойдусь без твоих советов, Малфой.
- А зря. Они бы тебе не помешали, - слизеринец очень нахально посмотрел на соседа.- Может, ты тогда перестанешь быть Мальчиком-Которого-Еще-Не-Исключили-За-Неуспеваемость-Только-Потому-Что-В-Детстве-Он-Случайно-Напоролся-На-Сами-Знаете-Кого.
- Это не так! Ни один профессор не делал мне поблажек…
- Ни один профессор – это значит только профессор Снейп, - перебил блондин. – Словом, даю тебе отличный совет. Чтобы получать удовольствие от зубрежки, сделай так, чтобы то, что ты учишь, было необходимо тебе лично. Не для сдачи экзамена, не для оценки, а лично тебе. Для конкретной личной цели. – И, закончив это эффектное нравоучение, Драко снова углубился в свод законов.
В недрах сознания юного Поттера замигал привычный тревожный маячок. Гарри попытался выяснить, что еще светит ему этим беспокойным летом.
- А какую цель преследуешь ты, изучая юриспруденцию?
Слизеринец не отвечал.
- Малфой, ЗАЧЕМ ТЫ ЭТО УЧИШЬ?
- Прекрати орать, - поморщился Драко, перелистывая страницу. Потом он все же поднял голову и одарил гриффиндорца ясным и чистым взором.
- Чтобы порадовать своего декана, конечно. Зачем же еще?
Гарри этим ответом почему-то не удовольствовался и открыл рот, собираясь продолжить дознание. Бац! Распахнулась дверь. В комнату влетел Дадли.
- Привет, маги!
Грязные бродяги! – довольный своим поэтическим талантом, младший Дурсль громко заржал.
- И тебе того же,
Толстый зад вместо рожи, - не отрываясь от книги, незамедлительно отреагировал Драко.
- Да я тебя на куски порву!.. – заревел толстяк, двигаясь на обидчика.
Но потенциальные куски и бровью не повели, лишь сладко пропели:
- Круциатус, Дадли, Круциатус. Помнишь что это такое?
Судя по всему, Дадли помнил. Он остановился и злобно запыхтел.
- Ну, погоди, щепка белобрысая, - пробурчал маггл, - завтра я до тебя доберусь. И никакой Циатус тебе не поможет.
Он собирался сказать что-то еще, но тут послышался голос Петуньи:
- Дадлюшечка, мальчик мой, иди ужинать.
- До завтра, - зловеще попрощался "Дадлюшечка" и скрылся в направлении столовой.
- Можно подумать, завтра у него мозгов прибавится, - презрительно прокомментировал Драко, поднимаясь с кровати. – А мы, стало быть, Поттер, опять вне еды?
- Какая еда после твоих подвигов на ниве британского правосудия, - сердито отмахнулся Гарри.
- Ну, значит на ужин у нас сегодня снова овощная запеканка и пирожки с мозгами. Хотя признаться, мне они порядком надоели.
Вздохнув, слизеринец встал и принялся расчесывать свои волосы. Вздохнул и Гарри. Последнее время его опекуны пребывали в таком вечно озверелом состоянии, что ограничивались для них с Малфоем исключительно завтраком. Пирогов, присылаемых Молли Уизли, на двоих катастрофически не хватало. Поэтому юные маги съели практически все запасы в доме Камиллы Джордж, находящейся на попечении тетушки, пока ее родители отдыхали в Шотландии. Тетушка была стара, добра, уже практически впала в маразм, а главное – слыхом не слыхивала ни о какой школе святого Брутуса, из-за которой семьи других фей и эльфов Прайвет драйв посматривали на мальчиков неодобрительно. Старая же мисс Джордж обожала Драко и его аристократичные манеры, посему питались они все время именно у нее.

Сытые юные маги возвращались домой, когда уже совсем стемнело.
- Чувствую, Поттер, такой обильный ужин разбудил во мне силу прорицателя.
- Ну, пирожки с мозгами на всех действуют по-разному, - философски заметил Гарри.
- Спорим на метлу, что мне открылось наше ближайшее будущее? – немедленно предложил слизеринец.
Поттер несколько встревожился. Пирожки с мозгами открыли и в нем прорицательские способности. Во всяком случае, гриффиндорец ясно увидел ближайшее будущее своей метлы, на которой с наглой усмешкой красовался Малфой.
- Сейчас мы войдем в дом, - не замечая страданий спутника, "прорицал" Драко, - на пороге будет стоять твой страшный дядюшка. «Где вы шлялись?!» - грозным голосом будет вопрошать он. Ты, Поттер, как всегда заговоришь одними гласными – э, а, о – и нас отправят в нашу комнату маршем. В смысле – "Марш в свою комнату". В общем, готовь метлу, гриффиндорский ловец.
- Не дождешься, - отрезал последний, открывая дверь. На пороге действительно стоял дядя Вернон.
"Мерлин, Мерлин, черт возьми! Надо что-то срочно….", - замелькало в голове у Гарри. Но дядя оказался прорицателеустойчивым. Он буркнул: «Надо поговорить!» и оттащил магов в гостиную. Такое поведение опекуна не сулило ничего хорошего, поэтому мысли гриффиндорца устремились от спора в совершенно другом направлении.
- Это не мы, - на всякий случай сразу поспешил сообщить Гарри.
Драко сверкнул на него глазами: Люциус Малфой еще 12 лет назад объяснил своему сыну, что такая тактика в общении со старшими бесполезна.
- Что вы сделали, мы разберемся позже, - рявкнул мистер Дурсль.
«Судя по всему, - отметил слизеринец, - Гарри о бесперспективности такого подхода тоже объясняли лет с трех, только до него до сих пор не дошло».
- Завтра с утра мы с Верноном уезжаем, - раздался с дивана противный тетушкин голос, - на два дня.
- Моей фирме – 50 лет, - пояснил Вернон.
- Мы не можем отказаться, - недовольно закончила Петунья.
Драко повернулся к ней.
- Почему? Разве такой маленький юбилей – повод для вечеринки в солидной компании?
Мистер и миссис Дурсль тут же приготовились пришибить обнаглевшего гостя, но в тот момент встрял Гарри.
- Вашей замечательной компании исполняется 50 лет?! – тоном ведущего телемагазина зачастил он. – Я поздравляю вас, дядя Вернон! Конечно, вам следует поехать.
- Мы вернемся в воскресенье вечером, - оборвала племянника Петунья, - и если, не дай Бог, что-нибудь случится…
Драко отвернулся и перестал слушать, потому что даже без благотворного влияния пирожков с мозгами мог наизусть повторить все, что скажет миссис Дурсль. В проеме двери стоял Дадли. Его взгляд встретился со взглядом Драко. Дадли плотоядно улыбнулся и сделал жест, который и в магическом, и в маггловском мире означал только одно: «Скоро я сверну тебе шею!».
По спине слизеринца пробежал неприятный холодок.
- Все же ведь будет в порядке?! - вновь особенно громко взвизгнула Петунья.
- Конечно, тетя, - заверил ее Гарри.
Он незаметно дернул слизеринца за рукав, чтобы тот подтвердил.
- Ага, - пролепетал блондин, не отрывая взгляда от Дадли.
- Пошли вон, в свою комнату, - подытожил разговор стандартной предсказанной фразой дядя Вернон.
Драко взлетел вверх по лестнице так быстро, как будто за ним гналась стая оскорбленных гиппогрифов. Гарри только поставил ногу на первую ступеньку, а за слизеринцем уже захлопнулась дверь комнаты. Когда гриффиндорец вошел туда со словами: "Ты проспорил мне метлу", то увидел, что блондин с остервенением роется в его тайнике.
- Ну, это уже форменное хамство, Малфой!
- Где твои записи по зельям?! Черт возьми, Поттер, у тебя все не как у людей, - зашипел в ответ Драко, расшвыривая вокруг себя свитки. – Почему нельзя это сложить нормально?! – он потряс конспектами по трансфигурации, которые перемежались с обрывками лекций по истории магии.
- Прекрати! Хватит! – гриффиндорец подскочил к нему в тот момент, когда Малфой извлек очередной одинокий листочек.
- Положи на место!
- Великий Мерлин, Поттер! – Драко застыл, рассматривая находку. – Да это кажется портрет Хедвиг!
- Отдай! – пробурчал Гарри.
Малфой еще несколько томительных секунд изучал рисунок Хедвиг, выполненный гриффиндорцем в момент острого приступа любви к сове.
- Надеюсь, ЭТО никогда не покидало тайника, Поттер? – слизеринец протянул Гарри рисунок.
Юный Поттер промолчал о том, что сие художественное творение долгое время служило украшением его комнаты.
Тем временем Драко вновь с азартом начал переворачивать тайник.
- Ну вот, наконец-то что-то полезное!
Схватив учебник по зельеварению за пятый курс, слизеринец ринулся с ним к настольной лампе и принялся судорожно листать.
Но тут уж Гарри подошел к нему и с силой захлопнул учебник.
- Что ты творишь?!
- Ты совсем идиот, Поттер! – заорал в ответ Драко. – Не мешай мне, а лучше наслаждайся видом луны из окна! Возможно, ты видишь ее последний раз в жизни.
Гарри растерянно оглянулся на луну.
- Почему?
- Твои дядя с тетей уезжают – вот почему!!!
Страшная догадка осенила гриффиндорца. Шрам, который Волдеморт в свое время оставил ему на память о себе, начал стремительно леденеть. Во всяком случае, Гарри так показалось.
- Да… Как я не подумал? Как только они уедут, защита дома может ослабнуть. И тогда Волдеморт…
- Да к черту Волдеморта! Я бы предпочел иметь дело с ним, чем с бандой агрессивных подростков в нетрезвом состоянии. И хотя, конечно, по Британскому законодательству…
- Ты в своем уме?! Какая банда, Малфой?!
- Банда твоего кузена Дадли, которая завтра устроит здесь вечеринку.
- Да с чего ты взял?!
- Да потому что твои дядя с тетей уезжают!!!
И тут Гарри тоже бросился к своему тайнику в надежде найти там еще что-нибудь полезное. Он наконец-то осознал их с Драко ближайшее будущее.

На следующее утро вроде ничего не предвещало беды. Дядя и тетя уехали, раздав последние ЦУ, Дадли отправился досматривать телевикторину, а юные маги, зевая, поплелись в свою комнату.
- По-моему, все в порядке, Малфой. Зря ты так вчера паниковал, - Гарри устало опустился на кровать. – И зря мы всю ночь проторчали на кухне. Кстати, потом я убирался там один.
- Ясное дело, за это я спасу твою бесполезную шею, Поттер, - отозвался со своей кровати Драко.
- Это не факт, - горячо возразил гриффиндорец.
И тут щелкнул замок.
- Не факт? – улыбнулся Драко.
Гарри ринулся к двери. Она была заперта. С той стороны слышалось довольное хрюканье Дадли.
- До вечера, придурки. Скоро мы повеселимся, - весело прокомментировал он безуспешные дерганья дверной ручки.

Дадли Дурсль очень любил вечеринки. И старался не пропускать ни одну из тех, что проводились на Прайвет драйв. Но миссис Дурсль практически не отлучалась из дома. Поэтому у Дадли компании собирались крайне редко. И вот теперь представился великолепный шанс. Гордон обещал приготовить настоящий пунш, а Малькольм – привезти отличную новую порнушку. Но гвоздем программы обещало стать избиение Двух–Магов–Которые–Давно–На–Это–Напрашивались. Именно поэтому девушек не пригласили. Чисто мужская вечеринка.

Друзья прибыли к назначенному часу. Сначала, конечно, все поржали над детскими фотографиями Дадли, потом стянули сигары из кабинета дядя Вернона. Расположившись в уютных креслах, выпив по первой чашке пунша и закурив, гости решили, что с местью тянуть не стоит. Дружная ватага ломанулась вверх по лестнице. Дадли сиял от гордости, что ему пришла в голову такая отличная идея – запереть жертв в комнате. Он торжественно вставил ключ в замок, распахнул дверь…. и никого не обнаружил. Вся толпа ввалилась внутрь, обшарила под кроватями, залезла в шкаф, подергала окно, запертое изнутри.
- Похоже, ты оплошал, большой Ди, - разочарованно протянул Деннис.
- Но как… - пробормотал Дадли, - Черт возьми! Как я сразу не подумал! Это их дурацкие штучки! Ненавижу!!!
- Успокойся, Ди. Никуда они не денутся, - Пирс похлопал друга по плечу. - Пошли лучше еще выпьем!
Они выпили. Потом еще и еще. И тогда Дадли показалось, что Гордон сварил слишком крепкий пунш сегодня. Остальное помнилось плохо. Друзья немного посидели дома, потом вроде бы вышли на улицу и сели в машину. Оказались не на Прайвет драйв, а где-то в другом месте. Все дальнейшее напоминало страшный сон. А в обрывках этого сна - вой сирен, решетки, охранник с наручниками и дубинкой и ужасная боль в голове.

В маленькой спальне дома Дурслей слышали, как собирались гости.
- Ну что? Когда? – нервно поинтересовался Гарри, нарезая круги по комнате.
- К твоему сведению, любимый ученик профессора Снейпа, зелье действует всего пару часов. Подождем.
После этого Гарри подсел к двери, чтобы лучше слышать звуки снизу. И вот зазвучал топот на лестнице.
- Теперь пора, - хладнокровно скомандовал слизеринец.
Ученики школы Хогвартс выпили по чашке приготовленного ночью напитка, выжидающе уставились друг на друга и за секунду до того, как Дадли открыл дверь, стали невидимыми.

Рецепт Невидимого зелья Драко нашел в учебнике. И когда он начал разглагольствовать о гениальности своего плана, Гарри вспомнил о мантии-невидимке и даже попытался воскликнуть:
- У меня же…
Но обычно нехарактерное для гриффиндорца чувство благоразумия в этот раз придушило фразу на корню. Уж кому-кому, а Малфою «рыбные места» сдавать не следовало.
- Что у тебя? – подозрительно сощурил глаза Драко.
- Ноль по зельям, - пришлось невинно ответить Гарри.
- Сколько?!
Ценой спасения мантии стали длительные изощрения слизеринца об успеваемости Поттера.
Зелье по укоренившейся привычке варилось ночью на кухне. Драко ухитрился использовать все имеющиеся в доме кастрюли и сковородки. Постоянно проверяя эффективность снадобья на Хедвиг, юный зельевар к утру добился нужного результата.

Пока Дадли с дружками обшаривали комнату, маги выскользнули в коридор.
- Пошли отсюда, Малфой, - нащупал Гарри невидимый рукав.
- Ну, уж нет, - раздался довольный голос. – Ты забыл, Поттер, что мне надо изучать маггловедение. Поэтому я должен знать, что такое вечеринка по-маггловски.
Обозрев окрестности гостиной, внимательно изучив боксы с видеокассетами и диски с музыкой, Драко уверенно направился к чаше с пуншем и вылил туда содержимое какого-то пузырька.
- Что ты там делаешь? – насторожился Гарри, услышав булькающий звук.
- Эта маггловская вечеринка банальна. Даже хуже, чем в Хаффалпафе. Добавим ей огонька. Теперь пошли отсюда.
И невидимые руки подтолкнули Гарри за невидимые плечи к выходу на улицу.
Ученики школы Магии и Волшебства засели на заднем дворе. Через два часа действие зелья закончилось. Но выбранное для наблюдения место было настолько удачно, что если бы даже кому-нибудь вдруг приспичило подышать свежим воздухом именно на заднем дворе, волшебники могли незаметно слинять за сарай.
В течение этого времени Гарри устал выпытывать, что за огонек засветил Малфой гостям его кузена. Драко от него только отмахивался. Когда пьяная орущая компания уселась в автомобиль Пирса, и машина с визгом сорвалась с места, Малфой повернулся к гриффиндорцу:
- Ну что ж, Поттер. От Дадли с приятелями мы избавились, но домой возвращаться пока не стоит. Пошли прогуляемся.
На улице Магнолий вниманием слизеринца завладела телефонная будка.
- Давно хотел спросить, Поттер, что это такое? Такая же штука, как дома?
- Да. Это телефон-автомат, - Гарри открыл красную дверцу и показал на аппарат, - отсюда тоже можно позвонить куда угодно.
- Хм, - Малфой зашел внутрь, - каким же образом?
- Опускаешь монету и набираешь номер.
- Набираешь номер вот так? – Драко начал тыкать пальцами в кнопки.
В этот момент по улице с бешеным ревом пронеслась машина Пирса. Гарри проводил ее недовольным взглядом, вздохнул и хотел уже что-то сказать, как увидел, что его спутник что-то втолковывает в телефонную трубку.
- Малфой?
Но слизеринец как раз закончил разговор и невинно взмахнул ресницами.
И тут рев повторился: машина пронеслась в обратную сторону.
- Придурки! Они же могут сбить кого-нибудь. Или себя угробить, – покачал головой Гарри.
- Не переживай ты, Поттер. Все обойдется, – отозвался Драко. - Я уже вызвал полицию.
И он взмахнул ресницами еще невиннее.
- Ты? Как? Так вот куда ты звонил! Но откуда ты узнал номер?
Малфой вместо ответа указал в будке на большую табличку с надписью «при чрезвычайных ситуациях …». Дальше Гарри просто схватил Драко за шиворот и потащил прочь от телефона.
- Ты соображаешь, что ты сделал?! – орал на ходу гриффиндорец. – Какого черта тебе надо?! Как ты вообще до этого додумался?!
- Очень легко, Поттер. Я ведь хорошо разбираюсь в маггловских законах.
Гарри остановился и изо всех сил тряхнул Малфоя.
- Зачем?!
- Дадли посадят в тюрьму. Такое короткое, но сильное потрясение пойдет твоему кузену только на пользу, - спокойно ответил блондин. – Кстати, воротник ты мне потом сам пришьешь.
Однако гриффиндорец не оценил потенциального благотворительного влияния заключения на Дадли Дурсля. Он выпустил из рук рубашку Малфоя и яростно толкнул слизеринца в грудь. Но Драко лишь сделал шаг назад и невозмутимо заложил руки в карманы.
- Остынь, Поттер. Твой кузен сам же во всем виноват. Это он напился с дружками, он нарушал общественный порядок. А я всего лишь это остановил.
После тирады Малфоя гнев Гарри начал отступать, но гриффиндорец все еще не мог успокоиться.
- Но почему именно ты? И почему таким образом? Я вообще не понимаю, что произошло. За ними никогда такого не водилось. Они еще ни разу так не напивались, ни на одной вечеринке. Может пунш…Стоп. Пунш!
Он замолчал. Рядом слизеринец начал с увлечением разглядывать ночное небо.
- Что. Ты. Туда. Вылил? – делая ударение на каждом слове, спросил гриффиндорец.
- Молоко кентавра! Ты, конечно, помнишь, что оно усиливает эффект алкоголя? Хотя откуда? У тебя же ноль по зельям.
Естественно, Гарри сейчас было не до своих успехов на занятиях профессора Снейпа.
- По-моему, с Ричардс ты и так ему уже достаточно отомстил, - мрачно отметил он.
- Но мою мантию, Поттер, он уничтожил позже.
Жесткость в голосе слизеринца на секунду заставила Гарри похолодеть.
- Это всего лишь из-за мантии.… А я-то думал, что ты действительно все забыл.
- Нет. Я не забыл. Ты думаешь, зачем я так внимательно изучал юриспруденцию? Только чтобы проверить исполнение законов на Дадли Дурсле. Малфои всегда мстят своим обидчикам.
Гриффиндорец невесело усмехнулся.
- Может быть, мой кузен и заслуживает тюрьмы, но не за это. Что же тогда светит мне, учитывая бурную историю наших отношений? Пожизненный Азкабан?
Блондин снисходительно-удивленно приподнял брови.
- Раскаиваешься, Поттер?
- Нет, Малфой, - в тон ему ответил Гарри.
- Тогда пошли домой. Сейчас самое время: скоро полиция нагрянет.
И словно подтверждая эти слова, вдали завыла сирена.
Конечно, мистеру и миссис Дурсль пришлось прервать свой уикенд. Несколько часов они провели в полицейском участке. Там Вернон и Петунья были вынуждены вытерпеть лекцию о том, как правильно воспитывать ребенка, что можно и что нельзя ему позволять в этом возрасте, об ответственности, которая лежит на плечах каждого родителя. Слабым утешением служило то, что вместе с ними начальника полицейского участка слушали мамы и папы всех членов веселой компании.
Для Гарри самым замечательным в этой истории было то, что юных магов в произошедшем никто не обвинял и, более того, их на время оставили в покое. Ибо тетушка лежала с нервным срывом, Дадли был заперт в своей комнате, а Вернон сидел в гостиной в обнимку с бутылкой бренди.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Глава 7

Сообщение автор Драко Малфой в Вт Авг 09, 2011 4:13 am

В холодильнике было полно продуктов, поэтому Гарри вывалил на стол целую гору съестного. Драко мгновенно открыл паштет и сделал себе бутерброд. С тех пор, как к Камилле Джордж вернулись родители, юные маги пользовались любой возможностью, чтобы поесть. К счастью, удавалось им это довольно часто. Дядя Вернон пропадал на работе. Тетя Петунья терроризировала своего личного психоаналитика и оставляла его в покое лишь тогда, когда надо было отвести Дадли на тренинг для асоциальных подростков. Из-за этого тренинга Дадли был вынужден ходить в майке «Пьянству – бой!», которую ему выдали в центре реабилитации. Все свободное время младший Дурсль находился под домашним арестом и преимущественно торчал в своей комнате.
Ученики Школы Хогвартс были предоставлены сами себе. Продолжали гулять каждый вечер, смотреть телевизор, почти полноценно питаться, когда никого не было дома, и готовить летнее домашнее задание.
- Давай, Поттер, доставай все, что есть, - потребовал Драко, запихнув в рот остатки бутерброда и листая "Властелина колец". - Я видел зеленый горошек на полке.
- Как мне надоели ваши маггловские консервы! - продолжил чистокровный маг, поглощая тунца прямо из банки. - Завтра в Хогвартсе хотя бы нормально поедим.
Гарри, набивший рот остатками бифштекса и пирога, хотел промычать что-то вроде "не нравится – не ешь", но слово "Хогвартс" напомнило ему о том, о чем он собирался сказать.
- Малфой….
Драко отмахнулся от него и, не поднимая головы от книги, пробормотал:
- Поттер, мне надо дочитать. Нам уезжать скоро, а тут еще 17 с половиной страниц.
Гриффиндорец усмехнулся про себя тому, как Драко пунктуально подсчитывает оставшийся фронт работы, но все же решил донести свою мысль до конца.
- Послушай. Нам должны привезти учебники сегодня в 3 часа. Я получил письмо…
-Угу.
- …кто-нибудь от Дамблдора доставит нам все, что нужно. Книги, мантии и все остальное. Как раз момент выбран очень удачно, никого, кроме нас, не будет дома. Малфой, ты понял, что я сказал?
- Понял-понял.- Слизеринец торопливо перелистнул страницу. - Дамблдор не хочет, чтобы мы появлялись на Диагон аллее.

К концу обеда Драко ухитрился дочитать роман. Презрительно фыркнув на последнюю фразу, он закрыл книжку, и, естественно, не преминул поделиться своими язвительными замечаниями.
- Мне все ясно, Поттер. Этот Толкиен – просто-напросто маггл с недотертой памятью. Где-то что-то слышал, но все безбожно переврал.
- Очень интересно, Малфой. И с чего ты это взял?
- Естественно с того, что возникают вполне определенные параллели. Саурон явно напоминает Волдеморта, Гэндальф – Дамблдора, Сэм - Уизли, а Фродо – Сам-Знаешь-Кого.
- А Арагорн?
- Арагорн… - Драко задумался, - по ходу дела, это Фадж.
- Чего?! – возмутился гриффиндорец.
- Ну, король – значит, главный. А у нас кто главный? Министр.
- По твоей логике, - ехидно заметил Гарри, - ты, Малфой, получаешься орк.
- Позволь мне напомнить, Поттер, что я здесь прозябаю именно потому, что не служу Волдеморту. – Драко сложил руки на груди.
- Значит, Горлум, - не растерялся Гарри. – Свалился на мою голову и делаешь всякие пакости.
Малфой нахмурился.
- Еще слово, несчастный сирота, и я отведу тебя к Шелоб. То есть натравлю на тебя дядю Вернона.
- Сказал бы я, кто у нас Шелоб, - усмехнулся Гарри, - но не буду. Кстати, все это, конечно, хорошо, но только книжка была написана лет сорок назад.
- Ну, значит, этот профессор пообщался с какой-то ненормальной предсказательницей вроде нашей Трелони. Она ему наплела, он еще кое-что приукрасил. Вот и получилась МакГонагалл – Галадриэль! - подытожил Драко.
Гарри расхохотался.
- Самая оригинальная трактовка Толкиена на свете.

В гостиной Драко первым делом подошел к книжному шкафу и запихнул трехтомник на место.
- Смотрю, Поттер, твои многоуважаемые родственники даже не заметили, что чего-то не хватает. Ничего не поменялось с тех пор, как я начал отбывать повинность за этой книгой. У твоих дяди с тетей всю библиотеку можно вынести, они и ушами не поведут.
- В таком случае, возьми Бронте для папы, - предложил Гарри, - ему понравится.
- Я сейчас не в настроении делать подарки своему родителю, - мрачно отрезал Драко, - и, надеюсь, ты не будешь меня теперь шантажировать тайнами нашего семейства.
- Как вести себя будешь, - многозначительно улыбнулся гриффиндорец.
Часы на каминной полке пробили три раза.
- Что-то задерживается этот «кто-нибудь» от Дамблдора, - заметил чистокровный маг.
Гарри пожал плечами. Он устроился у окна, ожидая гостя.
- Кстати, Поттер, мне не нравится инициатива нашего директора купить все самому.
- Почему? – рассеяно спросил мальчик, не отрывая взгляд от Прайвет Драйв.
Драко поудобнее расположился на захваченном им диване, положил ноги на подлокотник и принялся листать обнаруженный там журнал с телевизионной программой.
- Наверное, купит какое-нибудь старье типа подержанных учебников и мантий с чужого плеча. Надо было прислать каталог, мы бы заказали, а он бы оплатил. А теперь по его милости мне светит весь год напоминать Уизли.
- Знаешь что, Малфой! – забыв об окне, подскочил к нему Гарри.
И тут в дверь постучали.
- Ну наконец-то, - недовольно проворчал слизеринец.
- Я с тобой позже поговорю, - пообещал Гарри и пошел открывать.
На пороге стоял пожилой господин в изрядно потрепанном костюме с небольшим облезлым саквояжем.
- Здравствуйте, мальчики, - произнес он.
- Здравствуйте! – несколько удивленно ответил юный Поттер, пытаясь вспомнить, кто же это такой. Впрочем, конечно, в Ордене Феникса могли быть люди, с которыми он не был знаком.
- Директор Дамблдор должен был предупредить о моем приходе, - вежливо продолжил мужчина, делая шаг к гостиной.
- Так я и знал, что вещи будут второсортными, - донеслось с дивана. – Что еще можно ожидать, когда их принес мистер в одежде времен его дедушки?
- Малфой! – рявкнул Гарри.
Но мистер пристально посмотрел на чистокровного мага и спокойно спросил:
- Может быть так лучше, Драко?
Гарри даже не понял, как это произошло. Внезапно господин начал преображаться и через несколько секунд на его месте стоял Люциус Малфой.
Повисла гробовая тишина. Похоже, даже птицы во дворе перестали чирикать и удивленно уставились в окно, гадая, как мистер Малфой ухитрился обойти самые сильные охранные заклинания магического мира.
Гарри похолодел, так как тоже не мог этого понять.
- Как… - еле слышно вымолвил он.
В голове гриффиндорца мелькали мысли: «Это конец!», «Великий, Мерлин, что же делать?», «Каким образом он сюда попал?». Но самой отчетливой была мысль о том, что палочка осталась наверху в тайнике. Мальчик перевел взгляд на Драко. Но юный Малфой лишь с немым ужасом смотрел на отца и, похоже, был не в состоянии даже подняться с дивана.
- Да ладно вам, ребята. Вы чего? – почему-то несколько испуганно заговорил Люциус.
"Он нас боится. В чем дело? Неважно. Это хорошо". Гарри Поттер, как опытный борец со Злом, сразу отметил свое неожиданное преимущество над противником. Надежда всей магической современности уже собрался отбиваться от незваного гостя всеми немагическими средствами вроде "лампой по голове", но тот выдержал еще секунду, а потом превратился в Тонкс.
- Сюрприз! Правда, хорошая шутка? – несколько неуверенно спросила девушка.
Ответ она получила незамедлительно.
- Твою мать! – Драко вскочил с дивана и яростно отшвырнул журнал, который в порыве радости от встречи с родственником забыл выпустить из рук.
Угрожающе зазвенело стекло серванта.
- …Ох, Тонкс, - пришел в себя Гарри, - нельзя же так. Мы до смерти перепугались.
- Тонкс? – процедил чистокровный маг. – Великолепно. Я этого так не оставлю.
И Малфой быстро пошел к лестнице, с силой пнув по дороге саквояж.
- Что с ним? – поинтересовалась Тонкс.
Гарри не ответил. Его взгляд был прикован к саквояжу, который от такого неуважительного обращения вдруг почему-то вздулся, жалобно крякнул, скрипнул и … взорвался с таким оглушительным грохотом, что пришлось пригнуться. Все содержимое взвилось вверх и заносилось по комнате.
- Что происходит?! - выкрикнул гриффиндорец.
- Заклинания неправильно сработали! – в ответ заорала Тонкс, уворачиваясь от летящей в нее книги. – Думать надо, что пинаешь!
- Ты сама во всем виновата, - Гарри ухватил диванную подушку, чтобы отбиваться от писчих перьев. – Что теперь с этим делать?
- Что-нибудь! – махнула рукой Тонкс. - И не с таким справлялись!
Ее оптимизм не мог не радовать. Но комната представляла из себя взбесившийся луна-парк в павильоне для съемок фильма ужасов. Словно привидения под потолком парили мантии. Со свистом туда-сюда носились учебники. Листы пергамента вращались в головокружительном смерче. На люстре удобно устроился вопиллер и громко вопрошал голосом Снейпа: «Вы подтянули маггловедение, мистер Малфой? А Вы, конечно, и не прикоснулись к зельеварению, мистер Поттер!». Из-под тумбочки ему веселой трелью вторил магический свисток. Наверное, пытался усмирить, приняв за опасное животное. И в довершении всего, котлы с грохотом катались по полу, сбивая все вокруг.
- Ну, хватит! – Тонкс извлекла палочку и произнесла какое-то заклинание.
Все вещи немедленно слились в один громадный клубок и завертелись волчком на месте.
- Куда? – спросила девушка.
- Наверх, - Гарри показал рукой на дверь спальни.
Грохочущая масса устремилась в указанном направлении. Что-то бахнуло. Это рванул вопиллер.
- Ты иди разбирай вещи, а я тут приберусь, - скомандовала Тонкс и принялась восстанавливать мебель.

О том, что в комнате мог находиться Драко, гриффиндорец вспомнил только при виде снятой с петель двери. С опаской он заглянул внутрь. Вещи равномерно осели по всем поверхностям. Сидевший у стола Малфой, окидывая их презрительным взглядом, стряхивал со своей без единой складочки рубашки остатки перьев. Чистокровных магов не брали даже ураганы из канцелярских принадлежностей.
- Это что? – невозмутимо поинтересовался он у Гарри.
- Хм. То, с чем мы поедем в Хогвартс, - мрачно ответил тот.
- А… - сказал Драко и, повернувшись спиной, что-то быстро застрочил на пергаменте.
Стараясь ни на что не наступить, Гарри подошел к нему и с любопытством заглянул через плечо. Драко писал письмо декану Слизерина, и написанное состояло в основном из восклицательных знаков и гневных тирад.
- Жалоба на Тонкс? Но почему Снейпу? Чего уж мелочиться, Малфой, писал бы сразу Дамблдору.
Не отрываясь от своего увлекательного занятия, Драко ответил:
- Да потому, что это единственный разумный человек в вашем Ордене Феникса!
В висках у Гарри застучало:
- Где? – переспросил он, в надежде, что ослышался.
- В Ордене Феникса, где же еще.
Гриффиндорец отступил на шаг. Его охватила паника. Никогда до этого он не позволял себе забыть, что Малфой мог оказаться предателем. И вот теперь выяснилось, что слизеринцу известно о святая святых, о ядре сопротивления Волдеморту, существование которого должно было храниться в секрете.
- Откуда ты знаешь? – спросил Гарри замогильным голосом.
Может, он сам когда-нибудь проболтался? Да нет. Он всегда тщательно следил за этим.
- Откуда? Я не помню. Кажется, мне папа когда-то давно об это рассказал, - рассеяно ответил Драко, ставя на пергаменте изящный росчерк. – Об этом же все знают.
- Как … все? – Гарри был ошеломлен. – И Волдеморт?
Слизеринец меж тем, поглощенный привязыванием письма к Хедвиг, не замечал, насколько взволнован его собеседник.
- И Волдеморт? – нервно переспросил Гарри. Он в свою очередь был так поглощен волнением, что не замечал злостной эксплуатации своей совы.
- Кто? Волдеморт? Понятия не имею. Знает, наверное. Как будто это тайна.
- Вообще-то это была тайна, – упавшим голосом объявил юный Поттер.
- Да? Никогда бы не подумал, - пожал плечами Драко и выпустил птицу в окно.
- Так, Поттер, а теперь разберемся с вещами. А ты чего такой бледный? Не волнуйся. Я заставлю прислать нам все новое.
В этот момент в комнату залетел какой-то одинокий учебник и, покружившись с грацией снежинки, улегся на кровать. И тут же немедленно затерялся на фоне общего развала.
- Вот, еще один нашла, - весело провозгласила Тонкс, впорхнув в комнату, - вы тоже посмотрите, может, еще что завалялось.
Драко холодно взглянул на нее и с убийственной вежливостью ответил:
- Непременно.
- Ой, а тут-то какой бардак! - всплеснула руками девушка. – Сейчас все приведу в порядок.
Она взмахнула палочкой, и вещи стройными рядами отправились укладываться в равномерные стопочки.
- И вот, пожалуйста, - блондин указал на выбитый косяк.
Еще один взмах – и дверь, прихрамывая, вернулась на место.
- Теперь все? – спросила Тонкс, победно оглядывая помещение.
- Нет, не все, - тоном скандального клиента недовольно отозвался Драко. Так он пытался намекнуть, что вещи, испытавшие на себе торнадо, даже если их разложить по кучкам, становятся непригодны для Малфоя.
- В любом случае мне уже пора, - нахально проигнорировала намеки девушка, - тем более магглы сейчас вернутся. Общий привет! Не опоздайте завтра на поезд!
Внезапно Гарри, все это время пребывавший в некотором оцепенении от осознания большой популярности Ордена Феникса, заговорил:
- Тонкс, я провожу тебя.
- Спасибо, - согласилась она.

Уже на крыльце, когда аурор собралась окончательно распрощаться, гриффиндорец решился несчастным шепотом сообщить:
- Тонкс, Малфою известно об Ордене Феникса. И не только ему. Он сказал, об этом все знают.
- Не бери в голову, - отмахнулась девушка, - пусть знают и боятся.
- Подожди, ну как же? Ты так спокойно об этом говоришь…
- Расслабься. К тому же Малфой нам не врал. Он действительно не собирается служить Волдеморту, иначе ты был бы уже давно мертв. Но ты, вон, живой-здоровый. Ну, ладно, пока!
И чмокнув Гарри в щеку, она аппарировала.

Тонкс ошиблась. Петунья и Дадли вернулись только к вечеру вместе с дядей Верноном. До их возвращения юные маги пытались уложить имущество их обоих в один гриффиндорский сундук.
- Если на нем попрыгать, то он даже возможно закроется, - сказал Гарри, с силой нажимая на крышку. – Но свой котел ты понесешь в руках.
Доведенный до крайней степени раздражения, Драко ответил:
- Нет уж, Поттер. Я и так несу в руках свою мантию и два учебника. Так что котел я надену тебе на голову.
- Ну-ну, посмотрим, как у тебя это получится, - огрызнулся Гарри. Он еще раз налег всем телом на крышку сундука. Внутри что-то подозрительно хрустнуло.
- Ты не можешь поаккуратнее?!! - взорвался чистокровный маг. – Этим вещам и так уже сегодня досталось!
- Гарри Поттер! – раздалось снизу с аналогичной интонацией.
Чаша терпения гриффиндорца переполнилась:
- Да пошел ты, Малфой! Если тебе не нравится – укладывай сам!
Он вылетел, громко хлопнув дверью, которая сегодня уже один раз пережила клиническую смерть.
Взбешенный Драко повернулся к сундуку и вышвырнул из него все содержимое. Затем сделал три глубоких вдоха и принялся методично укладывать все обратно.

Дядя и тетя ждали племянника в гостиной.
- Что вам еще? – входя, выкрикнул Гарри.
- Как ты разговариваешь?! – взревел Вернон.
- Мерзкий мальчишка! Кто вам разрешил переставлять мебель?!! – заверещала Петунья.
- Какую мебель?!
- Вот!!! – ткнула пальцем куда-то в угол миссис Дурсль. – Диван стоял не там! Торшер! Телевизор!
Разозленный Гарри в ярости оглядел комнату. Действительно, Тонкс, когда убиралась, кое-что поставила не на свое место. Однако оправдываться он не собирался.
- Да зачем нам это нужно?! Делать больше нечего, как вашу мебель переставлять!
Но Вернон и Петунья продолжали наступать:
- А кто это мог сделать?! Вы были одни!!!
- Мы этого не делали!!! У нас есть более интересные занятия!
- Ах, так!!! – завопил Вернон. – Сейчас же верни, все как было!
- И не собираюсь!
Гарри демонстративно повернулся, чтобы уйти.
- Нет, вы только посмотрите на него!!! – зашлась в визге Петунья.
- Я сказал немедленно!!! – ее муж со злостью толкнул журнальный столик. – Ты, неблагодарный подкидыш!
Волна гнева, от которой потемнело в глазах, охватила Гарри. Контролировать себя уже не было возможности.
- Вы!!! – развернулся он к опекунам. – Вы!!!
И тут из-под дивана раздался заунывный вой. Все находившиеся в комнате в ужасе вздрогнули. А диван медленно приподнялся, и из-под него вылезла маленькая черная человеческая фигурка с огромными стеклянными глазами. Она подошла к присутствующим, обвела их мутным взором, издала еще один ужасающий вопль, потом извлекла из-за пазухи иголку и, воткнув себе в грудь, упала замертво. Следом за ней в обморок упала Петунья. Дядя Вернон, судя по всему, тоже потерял сознание, только остался стоять.
- За…Завтра, я сам отвезу вас на вокзал, - выдержав паузу , наконец смог выговорить он побелевшими губами. – Я должен убедиться, что вы уедете. Что ты стоишь? Помоги привести тетю в чувство. И убери эту свою дрянь отсюда.
Гарри бросился на кухню за водой. Возразить Вернону было нечего. Фигурка действительно принадлежала ему. Это была деталь из практического набора по Защите от Темных сил за шестой курс. Для углубленного изучения. Возможно, затерялась во время маленького взрыва.
- Не бойтесь, она не опасна, - попытался успокоить маг своего дядюшку, протягивая принесенный стакан.
- Убери ее, - простонал Вернон, - и сам убирайся.
Вздохнув, Гарри осторожно положил наглядное пособие в карман и отправился наверх.
В комнате гриффиндорец сразу же повалился на кровать и закрыл глаза. Он даже не обратил внимание на довольного Драко, которому удалось все уместить в сундук и закрыть крышку.
- Что у вас там произошло, Поттер? – поинтересовался слизеринец.
- И не спрашивай, - последовал ответ.

На вокзале Кинг-Кросс как обычно царила суета. Поэтому никто не обращал внимания на двух мальчиков, кативших перед собой большую тележку с багажом и следовавшего за ними, как конвой, нервно вздрагивающего мужчину. Это было неплохо, учитывая, что Драко пришлось надеть школьную форму, а мантию нести, как плащ. Гарри обеспокоено вертел головой по сторонам. Хотя они приехали намного раньше, он боялся наткнуться на кого-нибудь из знакомых и долго давать объяснения, почему у него с Драко Малфоем одна тележка на двоих.
А вот у Драко настроение было отличное, особенно после того, как он услышал о произошедшем вчера в гостиной. Он даже пообещал Гарри прислать Дурслям на Рождество что-нибудь не менее захватывающее.
- Поттер, ты помнишь, что мы должны войти по отдельности? А то вдруг появятся Уизли, а тут я. Вместо Хедвиг рядом с тобой.
- Да, я помню. Ты пойдешь первым, - они подошли к барьеру.
- До встречи в поезде, Поттер. Помни, что у тебя мои вещи.
- До встречи, Малфой.
И Гарри отправился бродить по платформе, выжидая время. За ним, не отставая, следовал дядя Вернон.

Пройти через барьер никогда не составляло для Драко сложности. Однако в этот раз что-то пошло не так. Он вошел в стену и почувствовал сильный рывок. Перехватило дыхание, закружилась голова, и он упал на мягкий ворсистый ковер. Вначале Драко не понял, что произошло, и удивился, зачем на перроне расстелили ковровые дорожки. Потом Малфой поднял глаза и увидел отца.
«Опять Тонкс со своими дурацкими шутками. Это уже переходить всякие границы», - пронеслось в голове у слизеринца. Но тут мягкий женский голос произнес:
- Здравствуй, сынок.
Из-за спины Люциуса вышла Нарцисса Малфой. Сердце Драко бешено заколотилось – перед ним действительно стояли его родители, а место, где он оказался, было одной из комнат Имения Малфой. Он вскочил на ноги и попытался отступить назад, но за спиной была стена.
- Похоже, ты не рад нас видеть, Драко, - холодно констатировал Люциус.
- Нет, пап, с чего ты взял? – пробормотал юный маг.
Люциус повернулся к жене.
- Ты напрасно волновалась, что тут соберется целая толпа. Портключ сработал идеально. Только на Драко.
Нарцисса согласно кивнула и снова взглянула на сына, который украдкой осматривался, пытаясь найти способ улизнуть, что, естественно, было невозможно.
- И где же ты, позволь поинтересоваться, находился все это время? – скрестив руки на груди, спросила женщина.
Драко вздохнул. Перед его глазами встал тихий уютный дом Дурслей, милая нервная тетушка Петунья, добрый вспыльчивый дядя Вернон и агрессивный в своем дружелюбии Дадли. А также родная спаленка, маленький чуланчик, скромный голый садик. Он с превеликим удовольствием оказался бы сейчас в том далеком раю, а вот говорить родителям о нем не решился.
- Не имеет значения, - придя к такой мысли, выдавил мальчик.
- Ну что ж, - усмехнулся Люциус, - рано или поздно ты все равно нам об этом расскажешь, - очевидно, отец посчитал, что сын решил придерживаться тактики «отважный гриффиндорец на допросе у злобного слизеринского палача». – Нам и без того сейчас есть что обсудить. Мы ведь так и не договорили тогда.
- Я не буду служить Волдеморту, - еле слышно произнес Драко.
- Извини, я не расслышал, - как будто издеваясь, переспросил Люциус.
Драко умоляюще взглянул на мать, но понял, что она сейчас ему не союзник. И вот тогда у юного волшебника сдали нервы.
- Я не буду служить Волдеморту! – прокричал он, послав к черту всю свою малфоевскую выдержку. - Можете делать со мной все, что угодно!
- Что ты несешь? – неожиданно взвился Люциус. - Никто тебя не заставлял!
Юный Малфой ошарашено воззрился на отца. Смысл сказанного еще не дошел до него, но Драко был поражен, что отец тоже потерял самообладание.
- С чего ты это взял?! Ты думаешь, мне это было нужно?! – продолжил Люциус.
- Но ты же сам мне сказал, - растерянно пролепетал подросток.
- Да нет же, Драко, мальчик мой. - Нарцисса сделала шаг к сыну и обняла его. - Никто не хотел, чтобы ты принял сторону Темного Лорда.
- Но ведь когда ты уехала в наш загородный дом, папа пришел и сказал, что пришло время мне становиться Упивающимся.
- Ты не так понял его, сынок. Люциус, ну скажи же ему…
- Да, я сказал тебе, что пришло время становиться Упивающимся, - медленно, с расстановкой проговорил Люциус, взяв эмоции под контроль, - но я никогда не хотел для тебя этого. Однако должен был тебе предложить. Я не был уверен, что этого не хочешь для себя ты. Нужно было просто сказать мне о своем решении. А ты взял и сбежал. Мы с матерью чуть с ума не сошли от волнения.
Чтобы лучше осознать все услышанное, Драко высвободился из объятий Нарциссы, и, запустив руку себе в волосы, простонал:
- Так это все было зря? Я жил с магглами…
- Где ты жил? – весело переспросила миссис Малфой, но сын, не слыша ее, продолжал:
- Терпел их издевательства, голодал, сидел в чулане и только потому, что ты не мог мне все сразу объяснить!
- Да, я был неправ, но зато ты многому научился за это лето, - Люциус улыбнулся. – Я даже не предполагал, что мой сын умеет подравнивать кусты.
После этих слов Нарцисса попыталась незаметно дернуть мужа за рукав, но Драко уже понял, в чем дело.
- Так ты был там! Вам все известно!
- Конечно, - пожал плечами Люциус. - Как только Северус мне рассказал, я сразу же помчался в этот… как его, Литлл-Уингинг. Нам же надо было убедиться, что с нашим сыном все в порядке.
- И ты позволил этим магглам…
- Это был твой выбор, сынок, - с усмешкой заметил Малфой-старший.
Осторожно скрипнула дверь. В проем просунулась острая мордочка домашнего эльфа.
- Прошу прощения, хозяйка Нарцисса, корзинка с едой для молодого хозяина готова.
- Поезд! – вспомнила Нарцисса, - ну все, сынок, тебе пора.
Женщина поцеловала сына в лоб и расправила ему воротник рубашки.
- Надеюсь, мы все выяснили, сын? - глядя на них, спросил Люциус.
- Да, папа, - кивнул Драко.
- Пойдем, в холле - портключ, который доставит тебя на вокзал.

Гарри очень волновался. На платформе 9 ¾ толпились ученики Школы Хогвартс, но Малфоя среди них не было. Гермиона уже пятый раз спросила у Гарри, кого он так активно высматривает. Гарри в пятый раз ответил, что Чжоу, и Рон, в пятый раз заметил, что она стоит в трех метрах от них. Прозвучал гудок. Поттеру пришлось зайти в вагон. Драко так и не появился.
В купе юный маг не находил себе места. Что-то случилось. Вот и наблюдавший за их отъездом Люпин проявлял признаки беспокойства. Может, стоит пройтись по поезду и поискать Малфоя?
Когда Гарри уже решил воплотить эту мысль в реальность, вернулись Рон и Гермиона. Они уходили на собрание старост.
- Ну, Малфой, ну гад! – гневно начал Рон, - видел бы ты, как он там первогодок гонял.
- Где? – резко переспросил Гарри.
- Да там, - ответила Гермиона, - когда мы вышли с собрания. Какой-то мальчик попался ему на пути.
Поттер вскочил, и тут дверь открылась.
- Так-так-так, - произнес знакомый растягивающий слова голос, - кто у нас тут? Святая гриффиндорская троица?
На пороге стоял Драко собственной персоной с двумя неизменными телохранителями.
- Шел бы ты отсюда, хорек слизеринский, - немедленно отреагировал Рон.
А Гарри почувствовал такое облегчение, будто с его плеч свалился целый Хагрид. Опустившись на диван, гриффиндорец выдохнул:
- Малфой…
Драко свысока взглянул на него.
- Да, Малфой. Что, испугался? Кстати, Уизли, не надо делать вид, будто купе – твоя собственность. У всей вашей семейки не хватит денег, чтобы купить тут даже две нитки от коврика.
- Пожалуйста, закройте дверь с той стороны, - звонким от негодования голосом попросила Гермиона.
- Не бойся, Грейнджер, ты не в моем вкусе, - усмехнулся Драко. – Сейчас мы вас покинем. До встречи в школе.
И слизеринец незаметно подмигнул Гарри.

ЭПИЛОГ
В коридорах Хогвартса ночью было темно и тихо, только привычно истошно верещала закрытая где-то миссис Норрис. А Филч привычно бегал по школе, пытаясь найти и освободить несчастное животное. Гарри видел на карте Мародеров, как точка с именем смотрителя мечется по второму этажу. Видел он и миссис Норрис, которая очевидно, была плотно блокирована в туалете Мрачной Миртл. Стало быть, можно было продолжать идти без опаски. Поплотнее закутавшись в мантию-невидимку, юный Поттер поспешил к лестнице.
Портрет, закрывавший вход, конечно, уже спал, но, услышав пароль, все же лениво приоткрыл один глаз. Гриффиндорец торопливо откинул капюшон.
- А, это ты, - проворчало изображение. - Что ж тебе неймется? - и с неохотой отъехало в сторону.
Гарри на всякий случай еще раз огляделся вокруг, сделал шаг в открывшийся проход и был немедленно оглушен страшным грохотом, от которого пришлось зажать уши. Музыка орала так, что дребезжали стекла в рамах. И вообще, вся гостиная напоминала танцпол. Даже огонь в камине работал под цветомузыку. Удивляло, что весь этот шум производили две маленькие Поющие поганки, вибрировавшие на одном из обитых зеленым бархатом кресел.
- Как ты можешь слушать этот кошмар? – мальчик подошел и смахнул вопящие создания, освобождая себе место.
Сидевший в другом кресле Драко сладко потянулся и лишь улыбнулся в ответ.
- Принес? Кстати, Поттер, сними свой плащ. Я не могу разговаривать с головой, висящей в воздухе.
Сердито скинув мантию, Гарри вынул из кармана музыкальный диск.
- Я больше тебе ничего заказывать не буду, - заявил он, швыряя диск на стол, - пока ты не прекратишь цепляться к моим друзьям.
- Ой-ой, какие мы нервные, - отозвался Драко. - Ты уверен, что это новый альбом?
Взяв коробку, он принялся изучать обложку.
Гарри насупившись молчал.
- Ладно, не злись. Между прочим, я помог вам вчера на Зельеварении.
- О да! Заявив на весь класс: "Крэбб, посмотри, эти два гриффиндорских осла собираются положить коготь дракона вместо Двуногой Синезубки".
- Ну, в результате, вы же сварили зелье правильно. И вообще, Поттер, мой тебе совет: садись рядом с Грейнджер.
- Рон – мой друг, - незамедлительно возразил гриффиндорец.
- Ну и дурак, - ответил Драко. - Да, это новый альбом.
Малфой вытащил блестящий диск и вставил его в плеер.
- Хвала Мерлину, маггловскую музыку ты сможешь слушать только в наушниках, - заметил Гарри.
Драко лукаво улыбнулся и нажал кнопку. Встрепенулись Поющие поганки, и гостиную заполнило "Du, du hast". Гарри вновь закрыл уши.
- Не боишься, что твой декан может войти? Тогда точно схлопочешь взыскание!- заорал он, пытаясь перекричать музыку.
Малфой пожал плечами и нажал на кнопку «Стоп».
- Не боюсь, - спокойно ответил блондин. – У меня здесь куча заглушающих и охранных заклинаний, да к тому же видеокамера при входе, присоединенная к каминной сети.
- Значит, ты все-таки придумал, куда ее приспособить? - хмыкнул гриффиндорец.
- Да, - гордо расправил плечи Драко, - наконец-то нашел ей наилучшее применение.
- А я-то полагал, что ты спрячешь ее в гриффиндорской башне, чтобы узнать все секреты твоего злейшего врага. То есть меня, - попытался поддеть его Гарри.
- Год назад я бы так и сделал. А сейчас все твои тайны, если мне понадобится, я могу выведать прямо у тебя.
И Драко Малфой хитро улыбнулся.

THE END.
avatar
Драко Малфой
Admin
Admin

Сообщения : 150
Дата регистрации : 2011-01-10

Посмотреть профиль http://velvet.forumbook.ru

Вернуться к началу Перейти вниз

Re: Лютый друг

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Предыдущая тема Следующая тема Вернуться к началу


 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения